Глобализация мировой экономики: сущность, основные направления, последствия

Глобализацию можно назвать ведущей тенденцией в современной мировой экономике потому, что она наблюдается даже в тех стра­нах, где остальные тенденции современной мировой экономики действуют слабо. Так, наименее развитые страны, мало участвуя в процессах транснационализации, интеграции и постиндустриализации в силу своей отсталости, одновременно сильно ориентирова­ны на мировой рынок товаров, услуг, капитала (во многом в виде помощи), рабочей силы (в основном ее экспортируя) и знаний (в основном их импортируя).

Глобализация экономики — это процесс превращения мирового хо­зяйства в единый рынок товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний.

Данный процесс начался давно, еще несколько тысячелетий тому назад, когда мировая экономика только начинала формиро­ваться. Однако лишь в конце XIX — начале XX в. глобализация дос­тигла такого размаха, что стала ощутимо воздействовать на экономику ведущих стран мира: экспортная квота (отношение товаров и услуг страны к ее валовому продукту — см. п. 7.3) только по товарам в развитых странах достигла почти 13% в 1913 г. (5% в 1850 г.), Вели­кобритания в начале XX в. вкладывала капитала за границу больше, чем в свою экономику, в России около трети акционерного капитала принадлежало иностранцам, а в США более половины рабочих были иммигрантами. Этот скачок (волна) глобализации произошел на базе накопленных результатов международного разделения труда и международного движения факторов производства.

Именно растущая глобализация на рубеже XIX—XX вв. приве­ла к образованию мирового хозяйства. Уже тогда экономисты за­говорили об интернационализации — процессе усиления участия страны в мировом хозяйстве. Показатели уровня интернациона­лизации национальной экономики (показатели участия страны в мировой экономике) уже тогда достигли больших величин. Так, экспортная квота у России перед Первой мировой войной превы­сила 10% (33% в 2006 г.), приток инвестиций из-за рубежа обеспе­чил ей финансирование более половины инвестиций в промыш­ленность (сейчас — 10—12% финансирования всех инвестиций в основной капитал), иностранцы составляли существенную часть рабочей силы на Бакинских нефтепромыслах и строительстве Транссибирской магистрали.

Однако две мировые войны и кризис 1930-х гг. повернули вспять интернационализацию. Она возобновилась только с сере­дины XX в.

Однако затем интернационализация не только достигла преж­него довоенного уровня, но и превзошла его по многим показате­лям — размеры экспортной квоты в большинстве стран мира стали намного выше, международное движение экономических ресурсов происходит с намного большим размахом, а главное — активно идут процессы интеграции и транснационализации национальных экономик, которые ранее не наблюдались.

В результате стало возможным говорить о новой, более высокой стадии (фазе) глобализации, или ее второй волне. Но многие эконо­мисты считают, что мир вступил не в новую стадию (фазу, волну) глобализации, а вообще только начал глобализацию своей экономи­ки, так как в последние десятилетия она идет намного интенсивнее по сравнению с временами даже конца XIX - начала XX в.

Действительно, для современной глобализации характерно то, что для многих стран границы между национальным и соседними рынками товаров и услуг размываются (особенно в интеграцион­ных объединениях), поступление экономических ресурсов (капитала, рабочей силы и тем более знаний) извне сравнимо с их посту­плением изнутри, чему сильно способствуют деятельность иностранных и собственных ТНК и продолжающаяся внешнеэко­номическая либерализация национальных экономик. А в результа­те глобализация стала для компаний, граждан и правительств этих стран повседневной реальностью, которую им надо постоянно учи­тывать.

У глобализации есть два главных последствия. Во-первых, это ускорение экономического роста активно участвующих в ней стран. Во-вторых, это усиление зависимости всех участников ми­рового хозяйства от этого хозяйства.

Ускорение экономического роста у стран - активных участников глобализации происходит потому, что они активно используют свои преимущества на мировых рынках товаров, услуг, капитала, рабочей силы и знаний. Это соответствует теории сравнительных преимуществ (она рекомендует странам специализироваться на выпуске тех товаров и услуг, которые они производят наиболее эф­фективно) и теории соотношения факторов производ­ства (указывает на целесообразность странам экспортировать обильные для них экономические ресурсы и импортировать недос­тающие). В соответствии с выводами обеих теорий от глобализации больше всего выигрывают страны с наиболее откры­той экономикой.

Однако последний вывод нередко подвергается критике, осо­бенно со стороны экономистов, занимающихся проблемами раз­вивающихся стран. Они отличают, что хотя этим странам исполь­зование своих сравнительных преимуществ (обильные природные ресурсы, дешевая рабочая сила) дает выгоду от участия в глобализа­ции, еще большую выгоду оно приносит развитым странам с их сравнительными преимуществами (знания, дешевый капитал, об­ширные предпринимательские ресурсы), особенно по мере того, как в мире возрастает значение факторов, имеющихся прежде все­го у них. В результате растет доход всех стран, но в первую очередь развитых, и поэтому их отрыв по душевому доходу от большинства развивающихся стран нарастает, а в результате в мировой экономике сохраняется деление на центр, периферию и полупериферию.

Другим важным последствием глобализации является то, что она усиливает зависимость всех участников мирового хозяйства от этого хозяйства. Это ведет к разным последствиям, которые с точ­ки зрения национальных экономик можно условно разделить на позитивные, негативные и неоднозначные.

К позитивным эффектам глобализации нужно отнести рост доступности внешних рынков и внешних ресурсов. Так, большая, чем раньше, доступность внешних рынков помогает высококонку­рентоспособным отраслям страны выйти на рынки многих других стран, что видно на примере российских углеводородов, металлов и вооружений. А нехватка природных ресурсов, капитала, знаний в одних странах может быть смягчена их активным импортом из дру­гих стран, что демонстрирует Китай в последние десятилетия.

К негативным последствиям нужно прежде всего отнести рост зависимости национальных экономик от конъюнктуры мирового хозяйства. Кризисы, возникшие в одних странах, поражают другие, ранее слабо связанные с ними страны, что продемонстрировал ми­ровой финансовый кризис 1997—1999 гг., возникший в Юго-Вос­точной Азии в 1997 г., но в 1998 г. поразивший Россию и другие страны СНГ, а через год — Аргентину, Бразилию и другие страны Латинской Америки.

К последствиям, которые трудно отнести только к позитивным или негативным, нужно отнести усиление конкуренции на внут­реннем рынке, уменьшение возможностей государственного регу­лирования национальных экономик. Так, неконкурентоспособные отрасли во многих странах сворачивают свою деятельность под на­плывом товаров из-за рубежа. И хотя это теоретически подталкивает страну специализироваться на том, что у нее получается лучше все­го (в соответствии с теориями международного разделения труда на базе внешней торговли), однако этот процесс сопровождается большими потерями производственных мощностей и рабочих мест в старых отраслях и уменьшением возможностей способствовать становлению молодых отраслей через протекционизм. Если страна все больше зависит от внешних факторов, то у государства остается меньше рычагов воздействия на ход экономического развития страны.

Глобальные электронно-информационные изменения в технологи­ческом базисе производства (беспроводная передача информации че­рез сеть Интернет, космическая спутниковая связь, передача инфор­мации через линии электропередач), оцениваемые многими учеными как переход от индустриального к информационному обществу, при­вода к столь же глобальным изменениям в мировой экономике.

Возможность получать информацию с любого расстояния в ре­жиме реального времени и быстро принимать решения при помощи современных систем телекоммуникаций беспрецедентно снижает издержки по организации международного инвестирования и кре­дитования, кооперированию производства, распространению новых производственных и управленческих технологий. В итоге информа­ционное интегрирование мира становится объективной основой для качественного ускорения обменов товарами, услугами, капиталами, расширения внешнеэкономических отношений и превращения их из межгосударственных и межнациональных в глобальные, всемир­ные. Так, ежегодные темпы роста оборотов мирового товарооборота составляют 8%, что намного превышает темпы роста ведущих на­циональных экономик мира, находящиеся в диапазоне 1,5 — 5%. Это свидетельствует о том, что темпы роста взаимозависимости на­циональных экономик опережают их экономический рост, и коли­чественное расширение мирохозяйственных отношений в послед­ние десятилетия XX в. приобрело новое качество.

Качественно новый этап интернационализации мирового хозяйст­ва, развернувшийся в конце XX — начале XXI вв. и основанный на раз­витии информационных технологий, называется глобализацией. Можно выделить следующие качественные характеристики данного этапа.

1. Сокращение экономического расстояния (изме­ряемого в стоимости транспортных и ин­формационных услуг) между всеми региона­ми мира, что позволяет объединить их в единое глобальное транспортное, телеком­муникационное, финансовое и производственное пространство. Так, развитие новых поколений железнодорожного, авиационного, водного, автомобильного транспорта и быстрое наращивание транспортной инфраструктуры при­вело к значительному удешевлению транспортных тарифов: за по­следние шесть десятилетий авиаперевозки подешевели более чем в 6 раз, а цены компьютеров в течение жизни одного поколения упали в 10 тыс. раз и продолжают снижаться на 30—40% в год. Это привело сначала к количественным, а затем и к качественным сдвигам в интернационализации производства и финансов.

На смену межстрановому межфирменному производственному обмену готовыми изделиями приходит международный внутрифир­менный обмен узлами, деталями, компонентами готовых изделий, когда до 40% мировых товарных потоков в современном мировом хозяйстве осуществляется в рамках отдельных транснациональных фирм. Внутрифирменный характер международных обменов тем бо­лее прочно привязывает национальные хозяйства друг к другу, что осуществляется он на основе единой корпоративной собственности.

Снижение до минимума временных, материальных, операцион­ных издержек финансовых операций объективно усиливает не только производственную, но и финансовую взаимозависимости национальных экономик. Это отражается в формировании глобаль­ной «виртуальной экономики», под которой понимается почти мгновенное перемещение «электронных денег» между банковскими счетами при помощи электронной почты и Интернет.

Появление новых форм организации ми­рового хозяйства, соответствующих инфор­мационному технологическому базису, - гло­бальных информационных, инновационных, производственных, финансовых сетей. Сети пред­ставляют собой децентрализованные организационные структуры, в которых владельцы капитала, собственники оборудования, владельцы ин­теллектуального капитала, отдельные работники, некоммерческие орга­низации различных стран, являясь «узлами в сети», вступают между со­бой в договорные отношения для решения определенных производст­венных, научно-технических и финансовых задач. Сети могут неограни­ченно расширяться путем включения в них новых «узлов». Однако ин­теграция экономического субъекта в сеть становится возможной только при наличии у него необходимых для оперативного решения задачи характеристик, делающих его незаменимым узлом в данной сети.

Смена вертикальной (иерархической) организации экономиче­ских отношений на горизонтальную (сетевую) с переходом на но­вые информационные технологии обусловлена снижением издер­жек на сбор и передачу информации, на контроль и согласование различных уровней управления.

Возрастание роли «глобальных фирм и банков» — транснациональных корпораций (ТНК) и банков (Т Н Б) в управлении глобальными экономически ми процессами. Владея фи­лиалами и производственно-сбытовыми структурами во многих стра­нах мира, ТНК концентрируют и управляют значительными частями отраслей мировой экономики и целыми сегментами мирового рынка. Так, к концу 1990-х годов 10 самых крупных мировых компаний в сфере телекоммуникаций контролировали 86% мирового рынка объе­мом 262 млрд долл. В 1999 г. общее число ТНК составило около 60 тыс., число их зарубежных филиалов — почти 600 тыс., их глобаль­ные активы достигли 17,7 трлн долл. Продажи зарубежных филиалов ТНК растут быстрее, чем мировая торговля товарами и услугами. На современном этапе ТНК контролируют от 1/3 до 1/2 мирового про­мышленного производства и 2/3 международной торговли. Некоторые крупнейшие ТНК возглавляются гигантскими ТНБ, хотя существуют и чистые финансовые транснациональные структуры, концентрирующие гораздо большие средства, чем в отраслях непосредственного произ­водства. Так, во второй половине 1990-х годов на 10 крупнейших ТНБ приходилось от 20 до 25% мировых вкладов и мирового объема всех денежных займов. В этих условиях часть функций национальных го­сударств по регулированию мирохозяйственных отношений постепен­но переходит к ТНК и ТНБ.

Развитие региональных интеграционных объединений с наднациональными механизма­ми управления экономическими процессами. Наряду с ЕС активно развиваются менее крупные и не столь инсти­туционально совершенные блоки и зоны свободной торговли: НАФ-ТА, АСЕАН, Центральноамериканский общий рынок, МЕРКОСУР (объединение Аргентины, Бразилии, Уругвая), Вышеградская группа стран с переходной экономикой в Центральной и Восточной Европе и др. Интеграционные процессы в региональных блоках позволяют объединить материальные, финансовые и интеллектуальные ресурсы различных стран и регионов в глобальное мировое пространство.

Массовое распространение либераль­ной рыночной модели экономики (переход к рыночной экономике стран Центральной и Восточной Европы, Китая), обеспечивающих рыночную целостность глобальному миро­вому хозяйству. Для этого МВФ и Всемирным Банком была разработана единая для всех развивающихся и посткоммунистиче­ских стран макроэкономическая стратегия рыночных реформ, необ­ходимая для достижения экономического роста в этих странах (данная программа получила название «Вашингтонского консенсу­са»). Программа включает следующие элементы:

- ослабление регулирующей роли государства в экономике;

- плавающие обменные курсы;

- снижение торговых барьеров;

- ускоренное развитие сектора услуг как основной сферы заня­тости и создания общественного богатства.

Данные глобальные сдвиги в мировой экономике на рубеже двух веков свидетельствуют о том, что глобализация качественно отличается от предшествующих этапов интернационализации эко­номики, основным содержанием которых выступала международная экономическая интеграция.

Качественные различия между глобализацией и интеграцией за­ключаются в следующем.

1. Глобализация является необратимым процессом,основанным на объективных сдвигах в сферах коммуникаций, производства, торговли, финансов. В то же время для предшествующих глобали­зации периодов интернационализации экономики были характерны и подъемы активности в международном сотрудничестве, и попят­ные движения к изолированному развитию, вызванные обострени­ем политических и экономических межгосударственных противоре­чий. Поэтому процессы межгосударственной интеграции в отличие от глобализации являются обратимыми.

2 .Глобализация универсальна по субъектам, участвующим в ней. В отличие от межгосударственной экономической интеграции, ос­новными субъектами которой являются страны и их объединения — союзы государств, международные экономические организации (МВФ, Всемирный банк, ВТО), субъектами глобализации становят­ся почти все участники международной жизни: транснациональные корпорации и банки; сетевые организации, состоящие из предпри­ятий малого и среднего бизнеса, местных общин, банков; неком­мерческие организации, индивиды.

3.Глобализация является более широким по содержанию процес­сом, чем международная экономическая интеграция. Кроме межгосу­дарственных экономических процессов, регулирующихся национальными государствами и надгосударственными органами (по типу ЕС), она включает в себя глобальные транснациональные произ­водственные, финансовые, телекоммуникационные процессы, поч­ти или совсем не поддающиеся государственному регулированию.

Являясь сложным и неоднородным по своим проявлениям про­цессом, глобализация приводит к ряду неоднозначных последствий для развития мировой экономики.

С одной стороны, глобализация, обеспечивая единство всех ре­волюционных изменений в технико-технологическом и финансово-экономическом базисах, открывает новые возможности для эконо­мического развития. Так, перемещение транснациональными кор­порациями наукоемких производств в развивающиеся страны в це­лях уменьшения расходов на рабочую силу и ресурсы приводит: к быстрому распространению новых технологий из высокоразвитого ядра мирового хозяйства на периферию. Кроме того, возрастание масштабов трансграничных потоков ссудного капитала при помощи новых информационных технологий обеспечивает расширение кре­дитных ресурсов и доступ к ним в любой точке мирового экономи­ческого пространства. Все это создает реальные возможности для ускорения экономического роста не только в развитых, но и в раз­вивающихся странах мира.

С другой стороны, глобализация несет ряд отрицательных по­следствий для мировой экономики.

Глобализация усиливает неравномерность и неустойчивость на­ционального и мирового экономического развития. Это связано с раз­делением национально-хозяйственных комплексов на экспортоори-ентированные производственные цепочки и на те звенья, которые не способны эффективно функционировать в условиях глобального рынка. В результате разрушаются прежде единые внутренние на­циональные рынки, что приводит к увеличению доли населения, занятого в неэффективных с точки зрения глобального рынка сек­торах экономики. В свою очередь это порождает рост численности населения с низкими доходами и резкое имущественное расслоение на тех, кто пользуется материальными плодами глобализации, и на тех, кто обделен ими. Причем это касается не только развивающих­ся стран, но и развитых рыночных хозяйств, в которых увеличива­ется количество депрессивных регионов и очагов нищеты.

Но если до недавнего времени национальное государство обла­дало механизмами перераспределения выгод от экспорта среди на­селения, то появление новых негосударственных субъектов мировой экономики, неподконтрольных государству (ТНК, ТНБ, неправи­тельственных организаций), резко ограничивает его перераспреде­лительные и социальные возможности. В итоге выгоды от глобали­зации концентрируются у тех экономических субъектов, кто сумел интегрироваться в глобальное хозяйство.

Особенно болезненно эти процессы протекают в «третьих стра­нах», вынужденных занимать те ниши, которые им определили ми­ровые центры, что чаще всего не соответствует национальным эко­номическим интересам таких стран. В результате усиливаются дис­пропорции между богатыми и бедными странами мира. Глобализация имеет широкий и во многом универсальный харак­тер. Поэтому ее различные аспекты являются объектом изучения мно­гих наук. Например, представители технических наук употребляют такое понятие, как техноглобализм, проявляющийся в слиянии воз­никающих в отдельных странах нововведений и новых технологий в единый комплекс технических знаний, возникновении по существу глобальных технологических макросистем в сферах связи, телекомму­никаций, транспорта, промышленного производства и т.д.

Социологи и философы связывают понятие глобализации с тен­денциями сближения образа жизни людей разных стран и регионов в результате универсализации культуры и человеческих ценностей. Процессы глобализации протекают ив области политики, в том числе и в военно-политической области, что по-новому ставит вопрос, о мес­те и роли наиболее представительных международных институтов, прежде всего Организации Объединенных Наций.

Наиболее динамично процесс глобализации протекает в эконо­мической области, что находит свое проявление в системе междуна­родных экономических отношений. Так, качественно новые отноше­ния возникают между странами или группами стран — например, меж­ду развитыми странами, или странами так называемого «золотого миллиарда», которые получают максимальный экономический эффект от глобализации, и развивающимися странами, особенно наименее раз­витыми из них. Актуальность новых тенденций в МЭО возрастает, если учесть появление новых экономических держав — Китая и Индии. Другой уровень отношений требуется сегодня между странами и соот­ветствующими международными институтами, например Междуна­родным валютным фондом (МВФ) или Всемирной торговой органи­зацией (ВТО). Нового осмысления требует взаимосвязь отдельных стран с транснациональными корпорациями (ТНК), транснациональ­ными банками (ТНБ) и мировыми финансовыми центрами (МФЦ). Конкурентная борьба в новых условиях между крупнейшими ТНК, ТНБ и МФЦ активизировала процессы слияний и поглощений.

Указанные факторы оказывают непосредственное влияние на практически все формы МЭО — от международной торговли това­рами и услугами до международного информационного бизнеса.

Конкурентная борьба выходит на качественно новый — глобаль­ный уровень. В результате, формирование глобальной экономики оп­ределяется как итог взаимодействия глобализирующегося капитала (ТНК + ТНБ + МФЦ), ведущих участников МЭО, прежде всего США, ЕС, НАФТА, АТЭС, а также наиболее авторитетных международных экономических организаций — МВФ, Всемирного банка, Всемирной торговой организации.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

66 − = 64