Правила морфемного членения слова

При делении слова на морфемы следует соблюдать ряд пра­вил.

1. Выделяя морфемы, нужно сравнивать родственные по звучанию и по значению (написанию) слова и грамматические формы слов. Например, в слове человек нельзя выделять кор­ни чел- и век-, так как по смыслу человек не соотносится ни со словом чело, ни со словом век (человек, согласно данным тол­ковых словарей, — это 'живое существо, обладающее даром мышления и речи и способное создавать орудия труда').

2. Следует начинать морфемное членение не с начала сло­ва, а с выделения тех морфем, которые находятся дальше всего от центра морфемной структуры слова.

Так, приступая к членению на морфемы прилагательного пренеприятный (ср. фразу городничего, которой начинается гоголевский «Ревизор»: Я пригласил вас, господа, с тем что­бы сообщить вам пренеприятное известие), не следует на­чинать с выделения приставки пре-, потом еще одной пристав­ки — не- и т. п.

Морфемная структура слова — сложное образование, и что­бы понять, как связаны между собой морфемы в слове, как они соотносятся с центральной морфемой — с корнем, нужно на­чинать членение с самых удаленных от корня морфем. Если слово изменяется, то это будут словоизменительные (грамма­тические) аффиксы. Значит, морфемное членение слова пре-

неприятный нужно начинать с отделения окончания -ый от основы пренеприятн-. Отделение грамматических аффиксов от основы слова — это первый, начальный этап морфемного членения слова.

Выделение основы и словоизменительных аффиксов

На первом этапе морфемного членения устанавливаются главные элементы в морфемной структуре слова — основа и находящиеся за ее пределами словоизменительные аффиксы.

Основа — это обязательный и постоянный (неизменный по значению и строению) элемент слова, являющийся средством выражения его лексического значения. В изменяемых словах основа противопоставлена словоизменительным аффиксам, выражающим грамматические значения: рек-а, слыш-им, го­вор'-и-те. В неизменяемых словах типа авиа, хинди, пешком, почему, без, эй! и т. п. никаких словоизменительных морфем нет, поэтому основа равняется слову.

У большинства слов основы представляют собой комплекс непосредственно связанных между собой морфем, т. е. являют­ся непрерывными. В некоторых типах слов (возвратные глаголы, некоторые составные и отпричастные существитель­ные, неопределенные местоимения и сложные числительные) основы расчленены окончаниями, состоят из двух (иногда бо­лее) частей; такие основы называются прерывистыми: весели-ть-ся, ракет-а-носитель, трудящ-ие-ся, как-ой-ни-будь, как-ой-то, шест-и-десят-и и т. п.

Словоизменительные аффиксы — это морфемы, переда­ющие грамматическое значение слова; они выделяются только в изменяемых словах. При этом в слове может быть различное количество таких аффиксов: один (сосн-а сосн-ы сосн-е; медн-ый медн-ая медн-ое медн-ые), два (говори-л-а; лов'-и-те; дыш-ащ-ий) или даже три (ср. страдательную фор­му глагола прочитывать; прочитыва-л-и-сь в предложении Газеты прочитывались и живо обсуждались нами за завтра­ком).

Различаются три вида словоизменительных аффиксов: окончания (ручк-а), словоизменительные суффиксы (говор-ящ-ий) и словоизменительные постфиксы (например, в безлич­ной форме глагола: На первом уроке нам хорошо читает-ся).

ОКОНЧАНИЯ

Окончания — это наиболее употребительная разновидность русских словоизменительных аффиксов. Они выражают грам­матическое значение слова и служат для синтаксической свя­зи слов в словосочетании (оживленн-ый разговор; чтение жур-нал-ов) и в предложении (Журавл-и кричал-и). Окончания располагаются в конце слова (отсюда их название), т. е. после основы (нес-ут, бел-ый), или после словоизменительных суф­фиксов (нес-ущ-ий, бел-ейш-ий).

168.В выделенных словах обозначьте основу и окончание. От че­
го зависят различия в морфемном строении совпадающих по звуча­
нию слов разных частей речи?

1. Суровою зимой я более доволен (i7.)4. — Зимойбез шубы не стыдно, а холодно, а в шубе без хлеба и тепло, да голодно (Поел.). 2. Март сказал: «Когда я стаю, станет речка голубей, потечет, качая стаю отраженных голубей» (Козл.). 3. Больно­му3 все горько (В. Даль). — И простим, где нас горькообидели (Ее). 4. Дым из труб ползет, свиваясь в жгут, дрова сегодня зря лисицы жгут (Козл.). 5. Мне грустно и легко; печаль моя светла... (П.). — Они шли по саду, внизу было цветисто, светло от фонарей... (В. Иванов).

169. Спишите, выделите, где возможно, в словах окончания.
Определите значения, выражаемые окончаниями. Почему нельзя вы­
делить окончания в некоторых словах?

1. Воду, стену, ножу, брату, сижу, стеклу, книгу, кошу, иду, спасу, барабану, прочту, отнесу, вижу, читаю, по-весенне­му, понемногу, по моему (мнению), по-моему, сестру, табу, возьму1, пишу, бегущему.

2. Кимоно, Мимино, но (союз), какао, о (предлог), авиа, а-а! (междометие), Дюма, Эдит.

170.Спишите текст. Подчеркните слова с материально выражен­
ными окончаниями. Обозначьте эти окончания, определите их значе­
ния.

Неужели же этот невысокий, добродушный человек с ма­ленькими, лукаво прищуренными глазами, с волнистой шеве­люрой и подстриженной клинышком, слегка седеющей бород­кой — ив самом деле Илья Ефимович Репин? Ведь если бы я встретил его на улице в этой же самой мягкой шляпе и в кры-

латке, мне бы и в голову не пришло, что передо мной знамени­тый на всю Россию художник. Скорее уж он похож на служа­щего1 земской управы или на нашего острогожского библиоте­каря (С. Маршак).

___________________________________________________ <@>

НУЛЕВЫЕ ОКОНЧАНИЯ

Особого внимания заслуживают так называемые нуле­вые окончания (они обозначаются условно значком -Q« ср.: 6pam-{Z\. читал-{^\). Нулевое окончание устанавливается только в том случае, если оно имеет определенное грамматиче­ское значение, при этом аналогичное значение в других грам­матических формах выражено обычными, ненулевыми морфе­мами.

Так, в существительном степъ-\^] (И. п. ед. ч.) нулевое окончание выделяется потому, что в других грамматических формах того же слова значения падежа и числа выражены не­нулевыми окончаниями {степи, степью, степей и др.).

Окончания бывают нулевыми:

1) в формах именительного (а часто и винительного) паде­жа ед. числа многих существительных типа стол-[^\, конь (koh'-[J), мышь (мыш-[^\);

2) в формах родительного и винительного падежей мн. чис­ла: стен-[Ц, солдат-^, яблок-\^;

3) в формах именительного (в сочетании с неодушевленны­ми существительными и винительного) падежа ед. числа муж­ского рода притяжательных прилагательных типа лисий-\^\> медвежий-\^\, волчий-^ (но: свеж-ий, горяч-ий);

4) в краткой форме мужского рода прилагательных и при­частий: красив-\^\, разбит-\^\;

5) в мужском роде ед. числа формы прошедшего време­ни изъявительного наклонения и в мужском роде сосла­гательного наклонения глаголов: рассказал-^ (бы), раскра­сил^ (бы).

171- Объясните, почему в словах дом, конь, читал есть нулевое окончание, а в словах очень, вверх, читать окончание отсутствует.

172.Выпишите в две колонки слова с нулевым окончанием и сло­ва, не имеющие окончаний.

1. Изведал враг в тот день немало, что значит русский бой
удалый, наш рукопашный бой!.. (Л.). 2. И грусть вечерняя ме­
ня волнует непреодолимо4 (Ее). 3. Как поздно отпираются ка­
фе... (Паст.). 4. Здесь будет город заложен назло надменному
соседу (П.). 5. Там, в сумерках, дрожал в окошках свет... (Бл.).
6. Хорошо, если бы брызнул дождь!1 (Ч.).
___________________________________________________ &

СЛОВОИЗМЕНИТЕЛЬНЫЕ СУФФИКСЫ

Словоизменительнымсуффиксом называется аффикс, ис­пользуемый для образования форм глагола, прилагательного и наречия: чита-л-и, нов-ейш-ий, весел-ее.

Словоизменительный суффикс располагается в слове обыч­но перед окончанием. В отличие от окончания, словоизмени­тельный суффикс не служит для связи слов в предложении. Кроме того, он присутствует, как правило, не в какой-то одной грамматической форме, а сразу в нескольких формах данного слова (например, все формы прошедшего времени глагола гово­рить имеют в своем составе словоизменительный суффикс -л-: говорил, говорила, говорило, говорили).

Словоизменительные суффиксы могут быть не только мате­риально выраженными, но и нулевыми (они обозначают­ся условно значком 0). Например, в неопределенной форме глаголов типа печь (печ-0) выделяется нулевой показатель инфинитива, присоединяемый к корню (ср. в других глаголах - наличие ненулевых показателей неопределенной формы: гово-ри-ть, нес-ти)*. Нулевой суффикс повелительного наклоне­ния выделяется в глагольных формах типа брось, пой, ляг (по аналогии с формами нес-и, ид-и, где есть суффикс -и). Наконец, в форме мужского рода прошедшего времени некоторых глаго-

* Некоторыми учеными и авторами школьных учебников в дан­ных глаголах устанавливается не нулевой словоизменительный аффикс, а аффикс -чь, присоединяемый к усеченному корню типа пе- (печь), те- (течь). Данный вид корней больше нигде — ни в сло­воизменении, ни в словообразовании — не встречается. Поэтому бо­лее естественным является членение этих форм с выделением корней типа печ- (ср.: печешь, печенье, существительное печь), теч- (течет, течение) и нулевого показателя неопределенной формы.

лов (нес, сох, тер) имеется нулевой суффикс прошедшего вре­мени (ср. с другими формами тех же глаголов: нес-л-а, сох-л-о, тер-л-и).

Нулевой словоизменительный суффикс и нулевое оконча­ние могут встретиться в одной и той же форме глагола. Так, два нулевых словоизменительных аффикса — нулевой суф­фикс и такое же окончание — выделяются в формах мужского рода единственного числа прошедшего времени типа нес-0-[2 (ср.: нес-л-а; говори-л-Ц^, говори-л-а).

К числу словоизменительных суффиксов относятся:

1) -ть, -ти, -сти, -0 в инфинитиве (сказа-ть, ид-ти, ве­сти, печь-0)*;

2) -л-/-л'- и -0 в глагольных формах прошедшего времени (сказа-л-£3, сказа-л'-и; пёк-0-Q);

3) и -0 в формах повелительного наклонения (скаж-и; брос'-0);

4) -ущ- (графически -ющ-), -ащ- (графически -ящ-), -вш-, -ш-, -им-, -ем-, -ом- (графически -ем-), -нн-, -енн-, -онн- (гра­фически -енн-), -т- в причастных формах глагола (нес-ущ-ий, noj-ущ-ий, держ-ащ-ий, говор-ящ-ий, горе-вш-ий, привез-ш-ий, хран-им-ый, вед-ом-ый, собира]-ем-ый, прочита-нн-ый, ycmpaj-енн-ый, разби-т-ый);

5) (графически -я), -в, -вши, -ши, -учи (графически -ючи) в деепричастных формах глагола (держ-а, ид-я, сказа-в, разг. подскочи-вши, вырос-ши, буд-учи, сид-ючи);

6) -ее {-ей), -е, -ше в формах сравнительной степени прила­гательных и наречий (нов-ее, разг. нов-ей, строж-е, стар-ше);

7) -ейш-, -айш- в формах превосходной степени прилага­тельных (сильн-ейш-ий, высоч-айш-ий).

173. Приведите соотносительные глагольные формы прошедшего времени мужского рода единственного числа. Выделите в них суф­фикс, выражающий значение прошедшего времени.

Читала, смогла, несла, пела, достигла, сберегла, прочла, греб­ла, трясла, пекла, легла, росла, увидела, увлекла, подстерегла.

* В некоторых школьных учебниках суффикс инфинитива назы­вается окончанием, что не совсем верно, поскольку этот аффикс уча­ствует в образовании особой формы глагола и не служит для связи слов в предложении.

174. От основы настоящего (будущего) времени глаголов образуй­
те формы единственного числа повелительного наклонения. Раздели­
те полученные глаголы на две группы: 1) формы с материально выра­
женным суффиксом; 2) формы с нулевым суффиксом.

Сказать, написать, нарезать, нарезать, спеть, нести, бе­речь, встать, читать, гулять, возить, смотреть, причесать.

175. Выпишите глагольные формы. Определите наклонение гла­
голов, выделите суффиксы, выражающие грамматическое значение
наклонения.

1. Подумай, братец, поищи хорошенько2 (Л.). 2. Древние
греки в ней признали бы нимфу (Г.). 3. Садитесь, пожалуйста,
положите шляпу (Г.). 4. Плыви — ни об чем не печалься!
(Цв.). 5. Не верь, не верь себе, мечтатель молодой (Л.). 6. Толь­
ко бы струилась легкая1 прохлада, только б не сгибалась моло­
дая стать (Ее). 7. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не пла­
кало (Поел.). 8. Крути, свирепей, непогода, смывай с нечисто­
го народа позор острогов и церквей... (Ее). 9. Во глубине
сибирских руд храните гордое терпенье4 (П.).
__________________________________________________ &

СЛОВОИЗМЕНИТЕЛЬНЫЕ ПОСТФИКСЫ

Словоизменительные аффиксы, которые находятся в самом конце слова, обычно после окончаний, называются словоизме­нительными постфиксами. Они, подобно окончанию, участву­ют в выражении синтаксических связей между словами, в по­строении особых синтаксических типов конструкций — пас­сивных и безличных.

Словоизменительных постфиксов всего два, они звучат одинаково, но имеют различные значения:

1) словоизменительный постфикс -ся/-сь2 как средство об­разования страдательных форм глаголов несовершенного ви­да: Эта книга продается/продавалась во всех книжных ма­газинах;

2) словоизменительный постфикс -ся/-сь3 в безличных формах глаголов; так, от глагола дышать можно образовать безличные формы типа дышится, дышалось (В осеннем лесу легко дышится); ср.: Звездная медведица! Как вам ночью ходится? Как вам ночью ездится? (М.).

Эти постфиксы, в отличие от словообразовательного гла­гольного постфикса -ся/-сь1 (и местоименных постфиксов -то, -либо, -нибудь), не входят в основу.

176. Выпишите все слова со словоизменительными постфиксами. Какие значения выражены этими постфиксами?

1.0ни смутились, переглянулись и не вдруг отвечали (Акс). 2. — Настанет время, — блеснул отец Александр золо­том очков, — когда... мечи перекуются в серпы... (Шишк.). 3. Но Максимов не перестроился2 до конца... (Рыб.). 4. В 1765 году павильон заново перестраивался архитектором Аргуно­вым... (Тихом.). 5. Записок много пересылается по комнате (Пом.). 6. Водицы захотелось выпить (Т.). 7. Жена занималась детьми меньше, не с таким отчаянием, как прежде... (Л. Т.).

177- Спишите текст. Подчеркните слова, имеющие словоизмени­тельные аффиксы. Определите типы словоизменительных аффиксов и их грамматические значения.

Над окошком месяц. Под окошком ветер.
Облетевший тополь серебрист и светел4.
Дальний плач тальянки, голос одинокий —
И такой родимый, и такой далекий.
Плачет и смеется песня лиховая.
Где ты, моя липа? Липа вековая?
Я и сам когда-то в праздник1 спозаранку
Выходил к любимой, развернув тальянку.
А теперь я милой ничего не значу.
Под чужую песню и смеюсь и плачу (С. Есенин).
__________________________________________________ <#>

Как отделить основу от словоизменительных аффиксов

Чтобы отделить основу, нужно сопоставить все граммати­ческие формы данного слова. Элемент, общий для всех форм слова, и составляет основу, а переменный элемент является словоизменительным аффиксом или сочетанием таких аффик­сов: нов(ый), нов(ая), нов(ые), нов(ее), нов(ейш-ий).

Это правило действует почти без исключений в именных основах (т. е. в основах существительных, прилагательных, числительных). В конце глагольной основы обычно наблюда-

ется появление и исчезновение завершающих основу (осново-образовательных) аффиксов, а иногда и частичное видоизме­нение этих аффиксов: реш-и-тъ реш-у; шифр-ова-ть — шифр-yj-y. Поэтому при морфемном членении подавляющего большинства глаголов устанавливаются две разновидности глагольной основы:

1) основа неопределенной формы; она же наблюдается и в прошедшем времени: игра-тъ, игра-л; толкну-ть, толкну-л;

2) основа настоящего (или простого будущего) времени; она же наблюдается и в формах повелительного наклонения: uzpaj-ym, uzpaj-me; толкн-ут, толкн'-и.

Глаголы, в которых основа в неопределенной форме и в формах настоящего (будущего) времени одинакова, довольно редки (нес-ти, нес-ут; вез-ти, вез-ут). Бывает и так, что, кроме двух названных разновидностей глагольной основы, вы­деляется и третья — основа прошедшего времени (завяну-ть, завян-ут, завя-л).

178. Выделите основу инфинитива; установите соответствующую
основу настоящего (будущего) времени. Назовите, какие глагольные
формы образуются от каждой из этих основ. Приведите для одного
глагола (по выбору) все глагольные формы; отметьте, от какой осно­
вы они образованы.

Читать, метать, зеленеть, гореть, любить, шить, хранить, дышать, образовывать, махнуть, заглохнуть, создать, прода­вать.

179. Укажите в выделенных словах основу. Определите основы
всех глаголов, образуйте соотносительную основу. Встретились ли
в приведенных отрывках прерывистые основы?

1. Красавица моя, вся стать,
Вся суть твоя мне по сердцу,
Вся рвется музыкою стать,

И вся на рифму просится1 (Б. Пастернак).

2. Над горами звездный рой,
Звезд на небе пропасть,
Яму ближнему3 не рой,

Сам сорвешься в пропасть (Я. Козловский).

__________________________________________________ &

Морфемное членение основы слова

Второй этап морфемного членения — установление состава основы. Если основа нечленимая, она равняется корню (стран-а). Если же в основе выделяется несколько морфем, то при установлении состава основы следует сопоставлять одно-коренные слова, при этом желательно прослеживать формаль­ные и смысловые связи родственных (однокоренных) слов, а также грамматических форм одного слова: лес-ник <— лес, уч-и-тель-ниц(а) <— уч-и-тель <— уч-и-ть (уч-ат).

180. Выпишите слова, имеющие членимые основы. Определите
значение каждой морфемы, входящей в состав основы.

Бездомный, баянистка, звезда, сиреневый, розовый, си­ний, запевала, носище, безголосый, недоедающий, рыбка, рас­красавица, бескрайний, сестрица.

181. Сгруппируйте слова с одинаковыми морфемами.
1.Омонимичные корни:

1) водянка, водянистый2, водить, заводь, заводила, газо­провод, подводник, водитель, проводник;

2) косматый, выкосить, сенокос, косица, сенокосилка, косичка, косьба, косарь, покос;

3) ножища, ножи, ножевой, подножный, подножье1, нож­ны, треножник, подножка, сороконожка.

2. Омонимичные приставки:

1) оклеить, оступиться, обить, окутать, ослышаться, осы­пать;

2) перелезть, переехать, переспорить, перемыть, перешаг­нуть, перецеловать, переслушать, переплыть, переступить.

3. Омонимичные суффиксы:

1) испытатель, выключатель2, вдохновитель, просвети­тель, двигатель, измеритель, сеятель, истребитель;

2) пепельница, сухарница, дачница, салатница, черниль­ница, заступница, работница.

4. Омонимичные окончания:

1) стена, бела, трактора, говорила, сосна, комната, докто­ра, писала, гуляла;

2) воду, стену, ножу, брату, стеклу, прочту, спасу, вижу, прошу;

3) книги, взяли, сини, сапоги, яблоки, играли, забавляли, пироги.

5.Омонимичные постфиксы:

1) строится, веселится, смеркается1, рассматривается, хо­чется;

2) доносилось, (предложение) разбиралось, (собрание) рас­смеялось, не работалось.

182. Выпишите слова, имеющие в своем составе суффикс -л-. Укажите значение суффиксов.

Светла, акула, метла, сказала, сила, танцевала, ветла, школа, смела, свекла, страшила, запела, прочитала, чернила, сначала, похвала, похвалила, весела, кругла, гуляла.

___________________________________________________ <#>

Правописание гласных после шипящих и ц

После шипящих согласных ч, ж, ш, щ буквы ы, ю, я, э не пишутся: ширина, езжу, чудо, жесть. Исключения: брошюра, жюри, парашют (а также все образованные от них слова, например парашютисты) и некоторые иноязычные имена и фамилии: Жюль {Жюль Берн), Чюрленис.

После шипящих под ударением пишется буква ё: 1) в кор­нях слов, если в родственных словах есть чередование с е: шё­пот (шептать), дешёвый (дешевле); нужно различать напи­сание глаголов ожёг, поджёг (ожёг руку) и существительных ожог, поджог (тяжелый ожог); 2) в суффиксах глаголов и отглагольных существительных: выкорчёвывать, ночёвка (от ночевать); 3) в суффиксах причастий, отглагольных прилага­тельных и образованных от них существительных: решённый, копчёный, тушёнка (от тушёный); 4) в личных окончаниях глаголов: печёшь, стрижёшь.

После шипящих под ударением пишется буква о: 1) в кор­нях слов, если в родственных словах нет чередования с е: шо­рох, крыжовник; 2) в суффиксах существительных: сапожок, галчонок; 3) в суффиксах прилагательных (кроме отглаголь­ных): холщовый, ежовый; 4) на конце наречий (кроме слова

ещё): свежо, горячо; 5) в окончаниях существительных и при­лагательных: перед свечой, с ключом, у большого (дома).

После ц не употребляются буквы ё, ю, я, э: цоколь, цунами, цапля, цепь. К исключениям относятся некоторые иноязыч­ные собственные имена: Друцэ, Коцюбинский, Цюрих, Цяв-ловская. Нужно также запомнить, что в следующих словах в безударной позиции после ц употребляется буква о, а не е: герцог, палаццо, скерцо, цокотать, муха-цокотуха.

После ц в окончаниях существительных под ударением пи­шется о, без ударения — е; ср.: с отцом с сердцем.

После ц в корнях слов пишется гласная ц: цирк, акация. Исключения: цыц, цыган, цыпленок, на цыпочках и образо­ванные от них слова (цыкать, по-цыгански). В суффиксах прилагательных, в окончаниях существительных и прилага­тельных после ц пишется ы: сестрицын, синицы, круглоли­цый.

183.Составьте словосочетания с данными парами слов.
Определите часть речи.

Ожёг — ожог, поджёг — поджог.

184.Спишите, вставляя пропущенные буквы. Назовите слова-
исключения.

Ш..ло, ч..десный, щ..ка, ж..рность, расширить, ч..ждый, пищ..ть, стуч..ть, сш..ть, ч..вство, параш..тный, снеж..нки, сброшюровать, площ..дка, ж..ри.

185.Спишите, обозначая морфемы с пропущенными гласными.
Устно объясните правописание.

Щ..тка, ж..лудь, реч..нка, прожорливый, распашон­ка, ш..пот, ш..рох, трущ..ба, пш..нный, медвеж..нок, анч..усы, деш..вый, холщ..вый, еж..вый, ч..порный (вид), увлеченный, (ты) стереж..шь, заж..г свет, совершил под-ж..г, плащ..вый, сгущ..нка, укрыться плащ..м, перед ка-ланч..й, на улице свеж.., дириж..р, раскорчевывать, ноч..вка, нож..вка.

186. Спишите, обозначая морфемы с пропущенными буквами.
Укажите, какими частями речи являются выделенные слова.

Цокольный этаж, ц..пля, герц..г, ц..рихские улицы, сыг­рать скерц.., ц..кают копыта, муха-ц..котуха, освещено

солнц..м, перед зеркальц..м, протерполотенцам, над ко-лодц..м, погоня за беглец..м, с золотым кольц..м, покрытырумянц..м.

187.Распределите словосочетания в 3 колонки: 1) гласная пропу­
щена в корне слова; 2) в суффиксе прилагательного; 3) в окончании
существительного. / »

Севильский ц..рюльник, одноглазый ц..клоп, наложить ре-
золюц..ю, любимые страниц.., синиц..н хвост, ц..ганская пес­
ня, ц..плячья шейка, густые ресниц.., порц..я мороженого,
пустая ц..стерна, сестриц..н платок.
___________________________________________________ &>

zlA Морфемный разбор слова

Морфемный разбор— это разбор слова по составу. Цель морфемного разбора заключается в правильном выделении всех морфем в слове.

При морфемном разборе нужно ответить на следующие во­просы.

1. Членится ли данное слово на основу и грамматические
(словоизменительные) аффиксы? Если членится, то нужно
графически выделить все словоизменительные аффиксы.
Окончание берется в рамку:

рукЩ, нов-\ьш\.

Если словоизменительный аффикс не является окончанием или в слове несколько словоизменительных аффиксов, то не входящие в основу аффиксы отделяются от основы круглыми скобками, а внутри скобок каждый аффикс помечается услов­ными обозначениями:

суффикс |окончание| постфикс (страдательный или безлич­ный).

Основу следует выделить особым подчеркиванием:.______ .

Образец:

перечитыва-(лЩ5гь).

2. Непрерывной или прерывистой является основа слова?
Членится ли основа? Необходимо обозначить все виды морфем
в основе:

корень приставка суффикс постфикс интерфикс

Краткое содержание: по главам: Преступление и наказание

Краткие содержания

ЧАСТЬ 1

1
«В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С-м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К-ну мосту».
Он избегает встреч с квартирной хозяйкой, так как у него большой долг. «Не то чтоб он так труслив и забит... но с некоторого времени он был в раздражительном и напряженном состоянии, похожем на ипохондрию... Он был задавлен бедностью». Молодой человек размышляет о некоем намеченном им деле («Разве я способен на это?»). «Он был замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, темнорус, ростом выше среднего, тонок и строен», но настолько плохо одет, что в таких лохмотьях иному человеку стыдно было бы выйти на улицу. Он идет «делать пробу своему предприятию», а потому волнуется. Подходит к дому, который «стоял весь в мелких квартирах и заселен был всякими промышленниками». Поднимаясь по лестнице, он испытывает страх и думает о том, как бы он себя чувствовал, «если б и действительно как-нибудь случилось до самого дела дойти».
Он звонит, ему открывает «крошечная сухая старушонка, лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволосая. Белобрысые, мало поседевшие волосы ее были жирно смазаны маслом. На ее тонкой и длинной шее, похожей на куриную ногу, было наверчено какое-то фланелевое тряпье, а на плечах, несмотря на жару, болталась вся встрепанная и пожелтелая меховая кацавейка». Молодой человек напоминает, что он Раскольников, студент, который приходил уже месяцем раньше. Он входит в комнату, обставленную старой мебелью, но чистую, говорит, что принес заклад, и показывает старые плоские серебряные часы, обещает принести на днях еще вещицу, берет деньги и уходит.
Раскольников терзает себя мыслями о том, что задуманное им «грязно, пакостно, гадко». В распивочной он пьет пиво, и его сомнения рассеиваются.

2
Раскольников обычно избегал общества, но в распивочной он беседует с человеком «лет уже за пятьдесят, среднего роста и плотного сложения, с проседью и с большою лысиной, с отекшим от постоянного пьянства желтым, даже зеленоватым лицом и с припухлыми веками, из-за которых сияли крошечные глазки». В нем «был и смысл и ум». Он представляется Раскольникову так: «Состою титулярным советником, Мармеладов». Тот сообщает в ответ, что учится. Мармеладов говорит ему, что «бедность не порок, это истина»: «Знаю я, что и пьянство не добродетель, и это тем паче. Но нищета, милостивый государь, нищета — порок-с. В бедности вы еще сохраняете свое благородство врожденных чувств, в нищете же никогда и никто. За нищету даже не палкой выгоняют, а метлой выметают из компании человеческой, чтобы тем оскорбительнее было; и справедливо, ибо в нищете я первый сам готов оскорблять себя». Рассказывает о жене, которую зовут Катериной Ивановной. Она «дама хоть и великодушная, но несправедливая». С первым мужем, который был офицером, она сбежала, не получив родительского благословения. Муж ее бил, любил играть в карты. Она родила троих детей. Когда муж умер, Катерина Ивановна от безысходности пошла вторично замуж за Мармеладова. Она постоянно в работе, но «с грудью слабою и к чахотке наклонною». Мармеладов был чиновником, но потом потерял место. Он был также женат, и у него есть дочь Соня. Чтобы хоть как-то поддержать себя и семью, Соня вынуждена была пойти на панель. Живет она на квартире у портного Капернаумова, чье семейство «косноязычное». Мармеладов украл у жены ключ от сундука и взял деньги, на которые и пил вот уже шестой день подряд. Он был у Сони, «на похмелье ходил просить», и та дала ему тридцать копеек, «последнее, все, что было». Родион Раскольников отводит его домой, где встречает Катерину Ивановну. Это была «ужасно похудевшая женщина, тонкая, довольно высокая и стройная, еще с прекрасными темно-русыми волосами... Глаза ее блестели как в лихорадке, но взгляд был резок и неподвижен, и болезненное впечатление производило это чахоточное и взволнованное лицо». Дети ее находились в комнате: девочка лет шести сидя спала на полу, мальчик плакал в углу, а тоненькая девочка лет девяти унимала его. Происходит скандал из-за денег, которые Мармеладов пропил. Уходя, Раскольников берет из кармана «сколько пришлось медных денег, доставшихся ему с разменянного в распивочной рубля», и оставляет на окошке. По дороге Раскольников думает: «Ай да Соня! Какой колодезь, однако ж, сумели выкопать! и пользуются!»

3
Утром Раскольников «с ненавистью» рассматривает свою каморку. «Это была крошечная клетушка, шагов в шесть длиной, имевшая самый жалкий вид со своими желтенькими, пыльными и всюду отставшими от стены обоями, и до того низкая, что чуть-чуть высокому человеку становилось в ней жутко, и все казалось, что вот-вот стукнешься головой о потолок. Мебель соответствовала помещению». Хозяйка уже «две недели как перестала ему отпускать кушанье». Кухарка Настасья приносит чай и сообщает, что хозяйка хочет заявить на него в полицию. Девушка приносит также письмо от матери. Раскольников читает. Мать просит у него прощения за то, что не смогла выслать денег. Он узнает, что его сестра, Дуня, работавшая у господ Свидригайловых гувернанткой, вот уже полтора месяца дома. Как оказалось, Свидригайлов, который «давно уже возымел к Дуне страсть», стал склонять девушку к любовной связи. Этот разговор нечаянно подслушала жена Свидригайлова, Марфа Петровна, которая обвинила в случившемся Дуню и, выгнав ее, распространила сплетню по всему уезду. По этой причине знакомые предпочитали не иметь никаких отношений с Раскольниковыми. Однако Свидригайлов «одумался и раскаялся» и «предоставил Марфе Петровне полные и очевидные доказательства сей Дунечкиной невиновности». Марфа Петровна поставила в известность об этом знакомых, и сразу же отношение к Раскольниковым изменилось. Эта история способствовала тому, что Петр Петрович Лужин («человек он деловой и занятый и спешит в Петербург») посватался к Дуне, а «это девушка твердая, благоразумная, терпеливая и великодушная, хотя и с пылким сердцем». Любви между ними нет, но Дуня «за долг поставит себе составить счастье мужа». Жениться Лужин хотел на честной девушке, не имеющей приданого, «которая уже испытала бедственное положение; потому, как объяснил он, что муж ничем не должен быть обязан своей жене, а гораздо лучше, если жена считает мужа за своего благодетеля». Он собирается в Петербурге открыть публичную адвокатскую контору. Мать надеется, что в будущем Лужин сможет быть полезным Родиону, и собирается приехать в Петербург, где в скором времени Лужин женится на его сестре. Обещает прислать ему тридцать пять рублей.
Раскольников читал письмо и плакал. Потом прилег, но мысли не давали ему покоя. Он «схватил шляпу, вышел» и направился к Васильевскому острову через В-й проспект. Прохожие принимали его за пьяного.

4
Раскольников осознает, что сестра, чтобы помочь ему, ее брату, продает себя. Он намерен помешать этому браку, злится на Лужина. Рассуждая сам с собой, перебирая каждую строчку письма, Раскольников замечает: «Лужинская чистота все равно что и Сонечкина чистота, а может быть, даже и хуже, гаже, подлее, потому что у вас, Дунечка, все-таки на излишек комфорта расчет, а там просто-запросто о голодной смерти дело идет!» Он не может принять жертвы своей сестры. Раскольников долго мучит себя вопросами, которые «были не новые, не внезапные, а старые, наболевшие, давнишние». Он хочет сесть и ищет скамейку, но тут вдруг видит на бульваре пьяную девушку-подростка, которую, очевидно, напоив, обесчестили и выгнали. Она падает на скамейку. «Пред ним было чрезвычайно молоденькое личико, лет шестнадцати, даже, может быть, только пятнадцати, — маленькое, белокуренькое, хорошенькое, но все разгоревшееся и как будто припухшее». Уже нашелся господин, который примеряется к девушке, но ему мешает Раскольников. «Господин этот был лет тридцати, плотный, жирный, кровь с молоком, с розовыми губами и с усиками и очень щеголевато одетый». Раскольников зол и потому кричит ему: «Свидригайлов, убирайтесь!» — и набрасывается на него с кулаками. Городовой вмешивается в драку, выслушивает Раскольникова, а затем, получив от Раскольникова деньги, отвозит на извозчике девушку домой. Родион Раскольников, рассуждая о том, что ожидает эту девочку в будущем, приходит к пониманию, что ее судьба ожидает многих.
Направляется к своему другу Разумихину, который «был один из его прежних товарищей по университету». Раскольников занимался усиленно, ни с кем не общался и не принимал участия ни в каких мероприятиях, он «как будто что-то таил про себя». Разумихин же, «высокий, худой, всегда худо выбритый, черноволосый», «был необыкновенно веселый и сообщительный парень, добрый до простоты. Впрочем, под этой простотой таились и глубина и достоинство». Его все любили. Он не придавал значения жизненным трудностям. «Был он очень беден и решительно сам, один, содержал себя, добывая кой-какими работами деньги». Случалось, что он зимой не топил в комнате и утверждал, что в холоде лучше спится. Он теперь временно не учился, но спешил поправить дела, чтобы продолжить обучение. Месяца два тому приятели виделись мельком на улице, но не тревожили друг друга общением.

5
Разумихин обещал помочь Раскольникову «уроки достать». Сам не понимая, зачем он тащится к приятелю, Раскольников, решает: «После того пойду, когда уже то будет кончено и когда все по-новому пойдет». И ловит себя на мысли, что думает всерьез о намеченном, думает как о деле, которое должен довести до конца. Он идет куда глаза глядят. В нервном ознобе он «прошел Васильевский остров, вышел на Малую Неву, перешел мост и поворотил на острова». Останавливается и пересчитывает деньги: около тридцати копеек. Подсчитывает, что оставил у Мармеладова около пятидесяти копеек. В харчевне выпивает рюмку водки и закусывает уже на улице пирогом. Останавливается «в полном изнеможении» и засыпает в кустах, не дойдя до дому. Видит во сне, что он, маленький, лет семи, гуляет с отцом за городом. Неподалеку от последнего из городских огородов стоял кабак, всегда вызывавший в нем страх, поскольку кругом шлялось множество пьяных и драчливых мужиков. Родион с отцом идут на кладбище, на котором находится могила младшего брата, мимо кабака, подле которого стоит запряженная в большую телегу «тощая саврасая крестьянская клячонка». Из кабака к телеге направляется пьяный Миколка, который предлагает садиться на нее шумной подгулявшей толпе. Лошадь не может сдвинуть телегу со столькими седоками, и Миколка начинает ее хлестать кнутом. Кто-то пытается его остановить, а два парня секут лошадь с боков. Несколькими ударами лома Миколка убивает лошадь. Маленький Раскольников подбегает «к савраске, обхватывает ее мертвую, окровавленную морду и целует ее, целует ее в глаза, в губы», а потом «в исступлении бросается со своими кулачонками на Миколку». Отец уводит его. Проснувшись весь в поту, Раскольников спрашивает себя: способен ли он на убийство? Еще вчера он делал «пробу» и понял: не способен. Он готов отречься от своей «проклятой мечты», чувствует себя свободным. Через Сенную площадь направляется домой. Видит Лизавету Ивановну, младшую сестру «той самой старухи Алены Ивановны, коллежской регистраторши и процентщицы, у которой вчера был». Лизавета «была высокая, неуклюжая, робкая и смиренная девка, чуть не идиотка, тридцати пяти лет, бывшая в полном рабстве у сестры своей, работавшая на нее день и ночь, трепетавшая перед ней и терпевшая от нее даже побои». Раскольников слышит, что Лизавету на завтра приглашают в гости, так что старуха «останется дома одна», и осознает, что «нет у него более ни свободы рассудка, ни воли и что все вдруг решено окончательно».

6
В том, что Лизавету пригласили в гости, не было ничего необычного, она торговала женскими вещами, которые скупала у «приезжих забедневших» семейств, а также «брала комиссии, ходила по делам и имела большую практику, потому что была очень честна и всегда говорила крайнюю цену».
Студент Покорев, уезжая, дал адрес старухи Раскольникову, «если бы на случай пришлось ему что заложить». Месяца полтора назад он отнес туда колечко, которое подарила ему сестра при расставании. К старухе он с первого взгляда почувствовал «непреодолимое отвращение» и, взяв два «билетика», направился в трактир. Зайдя в трактир, Раскольников ненароком услышал, что говорили между собой о старухе-процентщице и о Лизавете офицер и студент. По мнению студента, старуха — «славная женщина», так как «у ней всегда можно денег достать»: «Богата, как жид, может сразу пять тысяч выдать, а и рублевым закладом не брезгает.
Наших много у ней перебывало. Только стерва ужасная». Студент рассказывает, что Лизавету старуха держит в «совершенном порабощении». После смерти старухи Лизавета не должна ничего получить, так как все отписано монастырю. Студент сказал, что без всякого зазору совести убил бы и ограбил «проклятую старуху», ведь столько людей пропадает, а тем временем «тысячу добрых дел и начинаний... можно поправить на старухины деньги». Офицер заметил, что она «недостойна жить», но «тут природа», и задал студенту вопрос: «А убьешь ты сам старуху или нет?» «Разумеется, нет! — ответил студент. — Я для справедливости... Не во мне тут и дело...»
Раскольников, волнуясь, осознает, что в его голове «только что родились... такие же точно мысли» об убийстве ради высшей справедливости, как и у незнакомого студента.

Возвратившись с Сенной, Раскольников около часа лежит без движения, затем засыпает. Утром Настасья приносит ему чай и суп. Раскольников готовится к убийству. Для этого он пришивает под пальто ременную петлю, чтобы закрепить топор, потом заворачивает в бумагу деревяшку с железкой — мастерит имитацию «заклада» для отвлечения внимания старухи. Раскольников считает, что преступления так легко раскрываются, так как «сам же преступник, и почти всякий, в момент преступления подвергается какому-то упадку воли и рассудка, сменяемых, напротив того, детским феноменальным легкомыслием, и именно в тот момент, когда наиболее необходимы рассудок и осторожность. По убеждению его выходило, что это затмение рассудка и упадок воли охватывают человека подобно болезни, развиваются постепенно и доходят до высшего своего момента незадолго до совершения преступления; продолжаются в том же виде в самый момент преступления и еще несколько времени после него, судя по индивидууму; затем проходят, так же как проходит всякая болезнь». Не найдя топора на кухне, Раскольников «был поражен ужасно», но потом украл топор из дворницкой.
Дорогой он идет «степенно», чтобы не вызвать подозрений. Он не боится, так как мысли его заняты другим: «так, верно, те, которых ведут на казнь, прилепливаются мыслями ко всем предметам, которые им встречаются на дороге».
На лестнице он никого не встречает, замечает, что на втором этаже в квартире дверь открыта, так как там идет ремонт. Дойдя до двери, он звонит. Ему не открывают. Раскольников прислушивается и понимает, что за дверью кто-то стоит. После третьего звонка он слышит, что снимают запор.

7
Раскольников напугал старуху тем, что потянул дверь к себе, так как боялся, что она закроет ее. Та не рванула дверь к себе, но не выпустила ручку замка. Он чуть не вытащил ручку замка, вместе с дверью, на лестницу. Раскольников направляется в комнату, где отдает старухе приготовленный «заклад». Воспользовавшись тем, что процентщица отошла к окну рассматривать «заклад» и «стала к нему задом», Раскольников достает топор. «Руки его были ужасно слабы; самому ему слышалось, как они, с каждым мгновением, все более немели и деревенели. Он боялся, что выпустит и уронит топор... вдруг голова его как бы закружилась». Он бьет старуху по голове обухом. «Силы его тут как бы не было. Но как только он раз опустил топор, тут и родилась в нем сила». Убедившись, что старуха мертва, аккуратно достает из ее кармана ключи. Когда он оказывается в спальне, ему кажется, что старуха еще жива, и он, схватив топор, бежит назад, чтобы ударить еще раз, но видит на шее убитой «снурок», на котором висят два креста, образок и «небольшой замшевый засаленный кошелек с стальным ободком и колечком». Кладет кошелек к себе в карман. Среди одежды отыскивает золотые вещи, но не успевает много взять. Неожиданно появляется Лизавета, и Раскольников бросается на нее с топором. После этого страх овладевает им. С каждой минутой в нем растет отвращение к тому, что он сделал. На кухне он смывает следы крови с рук и топора, с сапог. Он видит, что дверь приоткрыта, а потому «наложил запор». Прислушивается и понимает, что кто-то поднимается «сюда». Звонят в дверь, но Раскольников не открывает. За дверью замечают, что она закрыта на крючок, изнутри, подозревают, что что-то случилось. Двое из пришедших спускаются вниз, чтобы позвать дворника. Один остается у двери, но потом тоже спускается. В этот момент Родион Раскольников выходит из квартиры, спускается по лестнице и скрывается в квартире, где идет ремонт. Когда люди поднимаются к старухе-процентщице, Раскольников бежит с места преступления. Дома ему нужно незаметно положить топор обратно. Поскольку дворника не видно, Раскольников кладет топор на прежнее место. Он возвращается в комнату и, не раздеваясь, бросается на диван, где лежит в забытьи. «Если бы кто вошел тогда в комнату, он бы тотчас же вскочил и закричал. Клочки и отрывки каких-то мыслей так и кишили в его голове; но он ни одной не мог схватить, ни на одной не мог остановиться, несмотря даже на усилия...»

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
1
Первая мысль, которая мелькает у Раскольникова, когда он просыпается, — о том что он «с ума сойдет». Его знобит. Он вскакивает и у окошка оглядывает себя, чтобы проверить, нет ли каких улик, повторяет осмотр три раза. Увидев, что бахрома на панталонах перепачкана кровью, он отрезает ее. Украденные вещи прячет в дыру под бумагу. Замечает, сняв сапог, что кончик его носка в крови. После этого еще несколько раз все проверяет, но потом падает на диван и засыпает. Просыпается от стука в дверь. Появляется дворник с повесткой в полицию. Раскольников не догадывается, по какой причине его вызывают. Решает, что его таким образом хотят заманить в ловушку. Он намерен сознаться, если у него спросят об убийстве. В участке писец отправляет его к письмоводителю. Тот сообщает Раскольникову, что его вызвали по делу о взыскании денег квартирной хозяйкой. Раскольников объясняет свою ситуацию: хотел жениться на дочери квартирной хозяйки, тратил, надавал векселей; когда хозяйская дочка умерла от тифа, ее мать стала требовать оплаты векселей. «Письмоводитель стал диктовать ему форму обыкновенного в таком случае отзыва, то есть заплатить не могу, обещаюсь тогда-то (когда-нибудь), из города не выеду, имущество ни продавать, ни дарить не буду и проч».
В участке говорят об убийстве старухи-процентщицы. Раскольников теряет сознание. Придя в себя, говорит, что плохо себя чувствует. Оказавшись на улице, терзается мыслью о том, что его подозревают.

2
Убедившись в том, что в комнате у него не было обыска, Раскольников берет украденные вещи и «нагружает ими карманы». Он направляется на набережную Екатерининского канала, чтобы избавиться от всего этого, но отказывается от этого намерения, поскольку «там могут заметить». Идет к Неве. Выходя на площадь с В-го проспекта, замечает вход во двор, «глухое отгороженное место». Прячет под камнем награбленные вещи, даже не посмотрев, сколько денег было в кошельке, ради которого «все муки принял и на такое подлое, гадкое дело сознательно пошел». Все, что ему встречается по дороге, кажется ему ненавистным.
Приходит к Разумихину, который замечает, что друг болен и бредит. Раскольников хочет уйти, но Разумихин останавливает его, предлагает помощь. Раскольников уходит. На набережной он чуть было не попадает под проезжавшую коляску, за что кучер хлещет его кнутом по спине. Купчиха дает ему двугривенный, так как принимает его за нищего. Раскольников бросает монету в Неву.
Дома ложится спать. Бредит. Ему кажется, что Илья Петрович бьет квартирную хозяйку, а та громко кричит. Открыв глаза, видит перед собой кухарку Настасью, которая принесла ему тарелку супа. Спрашивает, за что били хозяйку. Кухарка говорит, что никто ее не бил, что это кровь в нем кричит. Раскольников впадает в беспамятство.

3
Когда на четвертый день Раскольников очнулся, у постели его стояли Настасья и молодой парень в кафтане, с бородкой, который «с виду походил на артельщика». Из двери выглядывала хозяйка, которая «была застенчива и с тягостью переносила разговоры и объяснения, ей было лет сорок, и была она толста и жирна, черноброва и черноглаза, добра от толстоты и от лености; и собою даже очень смазлива». Входит Разумихин. Парень в кафтане и в самом деле оказывается артельщиком от купца Шелопаева. Артельщик сообщает, что через их контору на имя Раскольникова пришел перевод от матери, и отдает ему 35 рублей. Разумихин рассказывает Раскольникову, что его осматривал Зосимов и сказал, что ничего серьезного, что обедает он теперь здесь каждый день, так как хозяйка, Пашенька, от всей души его чествует, что он разыскал его и ознакомился с делами, что поручился за него и дал Чебарову десять целковых. Он отдает Раскольникову заемное письмо. Раскольников спрашивает у него, о чем он говорил в бреду. Тот отвечает, что бормотал что-то о сережках, цепочках, о Крестовом острове, о дворнике, о Никодиме Фомиче и об Илье Петровиче, почему-то очень интересовался носком, бахромой от панталон. Разумихин берет десять рублей и уходит, пообещав вернуться через час. Осмотрев комнату и убедившись, что все, что он прятал, осталось на месте, Раскольников снова засыпает. Разумихин приносит одежду из лавки Федяева и показывает ее Раскольникову, а Настасья делает свои замечания относительно покупок.

4
Чтобы осмотреть больного Раскольникова, приходит студент-медик по фамилии Зосимов, «высокий и жирный человек, с одутловатым и бесцветно-бледным, гладковыбритым лицом, с белобрысыми прямыми волосами, в очках и с большим золотым перстнем на припухшем от жиру пальце. Было ему лет двадцать семь... Все его знавшие находили его человеком тяжелым, но говорили, что свое дело знает». Заходит разговор об убийстве старухи. Раскольников отворачивается к стене и рассматривает цветок на обоях, так как чувствует, что у него немеют руки и ноги. Разумихин между тем сообщает, что по подозрению в убийстве уже арестован красильщик Миколай, а Коха и Пестрякова, которых задержали прежде, отпустили. Миколай несколько дней подряд пил, а затем принес содержателю распивочной Душкину футляр с золотыми серьгами, который он, по его словам, «на панели поднял». Выпив пару стаканчиков и взяв сдачу с одного рубля, Миколай убежал. Его задержали после тщательных розысков «близ- ской заставы, на постоялом дворе», где он хотел пьяный повеситься в сарае. Миколай божится, что не убивал, что серьги нашел за дверью на том этаже, где они с Митрием красили. Зосимов и Разумихин пытаются восстановить картину убийства. Зосимов сомневается, что задержан настоящий убийца.

5
Приходит Петр Петрович Лужин, «немолодых уже лет, чопорный, осанистый, с осторожною и брюзгливою физиономией», и, оглядев «тесную и низкую «морскую каюту» Раскольникова», сообщает, что приезжают его сестра и мать. «В общем виде Петра Петровича поражало как бы что-то особенное, а именно нечто как бы оправдывавшее название «жениха», так бесцеремонно ему сейчас данное. Во-первых, было видно и даже слишком заметно, что Петр Петрович усиленно поспешил воспользоваться несколькими днями в столице, чтоб успеть принарядиться и прикраситься в ожидании невесты, что, впрочем, было весьма невинно и позволительно. Даже собственное, может быть, даже слишком самодовольное, собственное сознание своей приятной перемены к лучшему могло бы быть прощено для такого случая, ибо Петр Петрович состоял на линии жениха». Лужин сожалеет, что застал Раскольникова в таком состоянии, сообщает, что его сестра и мать временно остановятся в нумерах, которые содержит купец Юшин, что подыскал им квартиру, но временно и сам живет в нумерах у госпожи Липпевехзель в квартире знакомого, Андрея Семеныча Лебезятникова. Лужин рассуждает о прогрессе, который движется личным интересом. «Если мне, например, до сих пор говорили: «возлюби» и я возлюблял, то что из того выходило? — продолжал Петр Петрович, может быть с излишнею поспешностью, — выходило то, что я рвал кафтан пополам, делился с ближним, и оба мы оставались наполовину голы, по русской пословице: «Пойдешь за несколькими зайцами разом, и ни одного не достигнешь». Наука же говорит: возлюби, прежде всех, одного себя, ибо все на свете на личном интересе основано. Возлюбишь одного себя, то и дела свои обделаешь как следует и кафтан твой останется цел. Экономическая же правда прибавляет, что чем более в обществе устроенных частных дел и, так сказать, целых кафтанов, тем более для него твердых оснований и тем более устраивается в нем и общее дело. Стало быть, приобретая единственно и исключительно себе, я именно тем самым приобретаю как бы и всем и веду к тому, чтобы ближний получил несколько более рваного кафтана, и уже не от частных, единичных щедрот, а вследствие всеобщего преуспеяния». Снова говорят об убийстве. Зосимов сообщает, что допрашивают тех, кто приносил старухе вещи. Лужин рассуждает о причинах роста преступности. Раскольников и Лужин ссорятся. Зосимов и Разумихин, выйдя из комнаты Раскольникова, замечают, что Раскольников ни на что не реагирует, «кроме одного пункта, от которого из себя выходит: убийство...». Зосимов просит Разумихина рассказать ему поподробнее о Раскольникове. Настасья спрашивает у Раскольникова, не выпьет ли тот чаю. Тот судорожно отворачивается к стене.

6
Оставшись один, Раскольников одевается в платье, купленное Разумихиным, и уходит никем не замеченный бродить по улицам. Он уверен, что домой уже не вернется, потому что с прежней жизнью нужно покончить, он «не хочет так жить». Ему хочется поговорить с кем-нибудь, но никому до него нет дела. Он слушает пение женщин у дома, который был «весь под распивочными и прочими съестными заведениями». Дает девушке «на выпивку». Рассуждает о том, кого приговорили к смертной казни: пусть на высокой скале над океаном, пусть на маленькой площадке, на которой помещаются лишь две ноги, но только бы жить. В трактире читает газеты. С Заметовым, который находился в участке во время обморока Раскольникова и после навещал его во время болезни, они начинают говорить об убийстве. «Неподвижное и серьезное лицо Раскольникова преобразилось в одно мгновение, и вдруг он залился опять тем же нервным хохотом, как давеча, как будто сам совершенно не в силах был сдержать себя. И в один миг припомнилось ему до чрезвычайной ясности ощущения одно недавнее мгновение, когда он стоял за дверью, с топором, запор прыгал, они за дверью ругались и ломились, а ему вдруг захотелось закричать им, ругаться с ними, высунуть им язык, дразнить их, смеяться, хохотать, хохотать, хохотать!» Заметов замечает, что он «или сумасшедший, или...». Раскольников рассуждает о фальшивомонетчиках, а потом, когда разговор возвращается к убийству, говорит, как бы он поступил на месте убийцы: спрятал бы в глухом месте под камнем украденные вещи и не доставал бы их пару лет. Заметов снова называет его сумасшедшим. «У того засверкали глаза; он ужасно побледнел; верхняя губа его дрогнула и запрыгала. Он склонился к Заметову как можно ближе и стал шевелить губами, ничего не произнося; так длилось с полминуты; он знал, что делал, но не мог сдержать себя. Страшное слово, как тогдашний запор в дверях, так и прыгало на его губах: вот-вот сорвется; вот-вот только спустить его, вот-вот только выговорить!» У Заметова он спрашивает: «А что, если это я старуху и Лизавету убил?», а потом уходит. На крыльце сталкивается с Разумихиным, который приглашает его на новоселье. Раскольников хочет, чтобы его оставили в покое, так как он не может выздороветь из-за того, что его постоянно раздражают.
На мосту Раскольников видит женщину, которая бросается вниз, смотрит, как ее вытаскивают. Думает о самоубийстве.
Он оказывается у «того» дома, в котором не был с «того» вечера. «Неотразимое и необъяснимое желание повлекло его». Он с любопытством осматривает лестницу, замечает, что квартира, в которой был ремонт, заперта. В квартире, где произошло убийство, оклеивают стены новыми обоями. «Раскольникову это почему-то ужасно не понравилось; он смотрел на эти новые обои враждебно, точно жаль было, что все так изменили». Когда работники поинтересовались у Раскольникова, что ему нужно, он «встал, вышел в сени, взялся за колокольчик и дернул. Тот же колокольчик, тот же жестяной звук! Он дернул второй, третий раз; он вслушивался и припоминал. Прежнее, мучительно-страшное, безобразное ощущение начинало все ярче и живее припоминаться ему, он вздрагивал с каждым ударом, и ему все приятнее и приятнее становилось». Раскольников говорит, что «тут целая лужа была», а теперь кровь вымыли. Спустившись по лестнице, Раскольников направляется к выходу, где встречает несколько человек, среди которых дворник, который спрашивает у него, зачем он пришел. «Смотреть», — отвечает Раскольников. Дворник и прочие решают, что не стоит с ним связываться, и гонят прочь.

7
Раскольников видит толпу людей, которая окружила только что раздавленного лошадьми человека, «худо одетого, но в «благородном» платье, всего в крови». Барская коляска стоит посреди улицы, и кучер причитает, что кричал, дескать, ему остеречься, но он был пьян. Раскольников узнает в несчастном Мармеладова. Он просит позвать доктора и говорит, что знает, где живет Мармеладов. Раздавленного несут домой, где трое детей, Поленька, Лидочка и мальчик, слушают воспоминания Катерины Ивановны о их прошлой жизни. Жена Мармеладова раздевает мужа, а Раскольников посылает за доктором. Катерина Ивановна отправляет Полю к Соне, кричит на собравшихся в комнате. Мармеладов при смерти. Посылают за священником. Доктор, осмотрев Мармеладова, говорит, что тот вот-вот умрет. Священник исповедует умирающего, а затем причащает его, все молятся. Появляется Соня, «тоже в лохмотьях; наряд ее был грошовый, но разукрашенный по-уличному, под вкус и правила, сложившиеся в своем особом мире, с ярко и позором выдающеюся целью». Она «была малого роста, лет восемнадцати, худенькая, но довольно хорошенькая блондинка, с замечательными голубыми глазами». Перед смертью Мармеладов просит прощения у дочери. Умирает на руках у нее. Раскольников дает Катерине Ивановне двадцать пять рублей и уходит. В толпе он натыкается на Никодима Фомича, с которым не виделся с момента сцены в конторе. Никодим Фомич говорит Раскольникову: «Как вы, однако ж, кровью замочились», на что тот замечает: «Я весь в крови». Раскольникова догоняет Поленька, которую послали за ним мать и Соня. Раскольников просит ее помолиться за него и обещает прийти завтра. Он думал: «Сила, сила нужна: без силы ничего не возьмешь; а силу надо добывать силой же, вот этого они и не знают». «Гордость и самоуверенность нарастали в нем каждую минуту; уже в следующую минуту это становился не тот человек, что был в предыдущую». Заходит к Paзумихину. Тот провожает его домой и во время беседы признается, что Заметов и Илья Петрович подозревали Раскольникова в убийстве, но Заметов теперь в этом раскаивается. Добавляет, что следователь, Порфирий Петрович, хочет познакомиться с ним. Раскольников говорит, что видел, как умер один человек, и что он отдал все деньги его вдове.
Подойдя к дому, они замечают в окне свет. В комнате дожидаются Раскольникова мать и сестра. Увидев его, они радостно бросаются к нему. Родион теряет сознание. Разумихин успокаивает женщин. Они ему очень благодарны, так как наслышаны о нем от Настасьи.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

1
Придя в себя, Раскольников просит Пульхерию Александровну, которая намеревалась остаться ночевать подле сына, вернуться туда, где они с Дуней остановились. Разумихин обещает, что побудет с ним. Раскольников рассказывает сестре и матери, с которыми не виделся три года, что выгнал Лужина. Он просит сестру не выходить замуж за этого человека, так как не хочет от нее такой жертвы. Мать и сестра в растерянности. Разумихин им обещает, что все уладит. «Он стоял с обеими дамами, схватив их обеих за руки, уговаривая их и представляя им резоны с изумительною откровенностью и, вероятно, для большего убеждения, почти при каждом слове своем, крепко-накрепко, как в тисках, сжимал им обеим руки до боли и, казалось, пожирал глазами Авдотью Романовну, нисколько этим не стесняясь... Авдотья Романовна хоть и не пугливого была характера, но с изумлением и почти даже с испугом встречала сверкающие диким огнем взгляды друга своего брата, и только беспредельная доверенность, внушенная рассказами Настасьи об этом странном человеке, удержала ее от покушения убежать от него и утащить за собою свою мать». Разумихин провожает обеих дам до нумеров, где они остановились. Дуня говорит матери, что «на него можно положиться». Она «была замечательно хороша собою — высокая, удивительно стройная, сильная, самоуверенная, — что высказывалось во всяком жесте ее и что, впрочем, нисколько не отнимало у ее движений мягкости и грациозности. Лицом она была похожа на брата, но ее даже можно было назвать красавицей. Волосы у нее были темно-русые, немного светлей, чем у брата; глаза почти черные, сверкающие, гордые и в то же время иногда, минутами, необыкновенно добрые. Она была бледна, но не болезненно бледна; лицо ее сияло свежестью и здоровьем. Рот у ней был немного мал, нижняя же губка, свежая и алая, чуть-чуть выдавалась вперед». Мать ее выглядела моложе своих сорока трех лет. «Волосы ее уже начинали седеть и редеть, маленькие лучистые морщинки уже давно появились около глаз, щеки впали и высохли от заботы и горя, и все-таки это лицо было прекрасно. Это был портрет Дунечкинова лица, только двадцать лет спустя». Разумихин приводит к женщинам Зосимова, который рассказывает им о состоянии Раскольникова. Разумихин и Зосимов уходят. Зосимов замечает: «Какая восхитительная девочка эта Авдотья Романовна!» Это вызывает гневную вспышку у Разумихина.

2
Утром Разумихин понимает, что «с ним совершилось что-то необыденное, что он принял в себя одно, доселе совсем неизвестное ему впечатление и непохожее на все прежние». Он боится думать о вчерашней встрече с родственницами Раскольникова, так как был пьян и допустил много непозволительного. Он видится с Зосимовым, который упрекает его в том, что он много болтает. После этого Разумихин направляется в нумера Бакалеева, где остановились дамы. Пульхерия Александровна расспрашивает его о своем сыне. «Полтора года я Родиона знаю: угрюм, мрачен, надменен и горд, — рассказывает Разумихин, — в последнее время (а может, гораздо прежде) мнителен и ипохондрик. Великодушен и добр. Чувств своих не любит высказывать и скорей жестокость сделает, чем словами выскажет сердце. Иногда, впрочем, вовсе не ипохондрик, а просто холоден и бесчувствен до бесчеловечия, право, точно в нем два противоположные характера поочередно сменяются. Ужасно иногда неразговорчив! Всё ему некогда, всё ему мешают, а сам лежит, ничего не делает. Не насмешлив, и не потому, чтобы остроты не хватало, а точно времени у него на такие пустяки не хватает. Не дослушивает, что говорят. Никогда не интересуется тем, чем все в данную минуту интересуются. Ужасно высоко себя ценит и, кажется, не без некоторого права на то». Они говорят о том, как Раскольников хотел было жениться, да свадьба из-за смерти невесты не состоялась. Пульхерия Александровна рассказывает, что они утром получили записку от Лужина, который вчера должен был их встретить на вокзале, но прислал лакея, сказав, что придет утром следующего дня. Лужин не пришел, как обещал, а прислал записку, в которой настаивает на том, чтобы «при общем свидании» Родион Романович «уже не присутствовал», а также доводит до их сведения, что Раскольников отдал все деньги, которые ему передала мать, «девице отъявленного поведения», дочери пьяницы, которого карета задавила. Разумихин советует поступить так, как решила Авдотья Романовна, по мнению которой необходимо, чтобы Родион пришел к ним в восемь часов. Вместе с Разумихиным дамы направляются к Раскольникову. Поднимаясь по лестнице, они видят, что дверь хозяйки приоткрыта и оттуда кто-то наблюдает. Как только они равняются с дверью, она вдруг захлопывается.

3
Женщины входят в комнату, где их встречает Зосимов. Раскольников привел себя в порядок и выглядел почти здоровым, «только был очень бледен, рассеян и угрюм. Снаружи он походил как бы на раненого человека или вытерпливающего какую-нибудь сильную физическую боль: брови его были сдвинуты, губы сжаты, взгляд воспаленный». Зосимов замечает, что с приходом родных у него появилась «тяжелая скрытая решимость перенесть час-другой пытки, которой нельзя уже избегнуть... Он видел потом, как почти каждое слово последовавшего разговора точно прикасалось к какой-нибудь ране его пациента и бередило ее; но в то же время он и подивился отчасти сегодняшнему умению владеть собой и скрывать свои чувства вчерашнего мономана, из-за малейшего слова впадавшего вчера чуть не в бешенство». Зосимов говорит Раскольникову, что выздоровление зависит только от него самого, что ему нужно продолжать учебу в университете, так как «труд и твердо поставленная перед собою цель» очень бы могли ему помочь. Раскольников пытается успокоить мать, говорит ей, что собирался к ним прийти, но «платье задержало», так как оно было в крови одного чиновника, который умер и жена которого получила от него все деньги, что прислала ему мать. И добавляет при этом: «Я, впрочем, права не имел никакого, сознаюсь, особенно зная, как вам самим эти деньги достались. Чтобы помогать, надо сначала право такое иметь». Пульхерия Александровна сообщает, что умерла Марфа Петровна Свидригайлова. Раскольников замечает, что у них еще будет время «наговориться». «Одно недавнее ужасное ощущение мертвым холодом прошло по душе его; опять ему вдруг стало совершенно ясно и понятно, что он сказал сейчас ужасную ложь, что не только никогда теперь не придется ему успеть наговориться, но уже ни об чем больше, никогда и ни с кем, нельзя ему теперь говорить». Зосимов уходит. Раскольников спрашивает у своей сестры, нравится ли ей Разумихин. Та отвечает: «Очень».
Родион вспоминает о своей любви к хозяйской дочке, которая всегда была больна, любила нищим подавать и мечтала о монастыре. Мать сравнивает квартиру сына с гробом и замечает, что из-за нее он стал таким меланхоликом. Дуня, пытаясь оправдаться перед братом, говорит, что замуж она выходит прежде всего ради себя самой.
Раскольников читает письмо Лужина, которое ему показывают сестра и мать, и замечает, что Лужин «безграмотно пишет». Авдотья Романовна вступается за него: «Петр Петрович и не скрывает, что учился на медные деньги, и даже хвалился тем, что сам себе дорогу проложил». Дуня просит брата прийти вечером к ним. Разумихина она тоже приглашает.

3
В комнату входит Соня Мармеладова. «Теперь это была скромно и даже бедно одетая девушка, очень еще молоденькая, почти похожая на девочку, с скромною и приличною манерой, с ясным, но как будто несколько запуганным лицом. На ней было очень простенькое домашнее платьице, на голове старая, прежнего фасона шляпка; только в руках был, по-вчерашнему, зонтик». Раскольников «вдруг увидал, что это приниженное существо до того уже принижено, что ему вдруг стало жалко». Девушка говорит, что Катерина Ивановна послала ее пригласить Раскольникова на поминки. Он обещает прийти. Пульхерия Александровна с дочерью не спускают глаз с гостьи, но, когда они уходят, прощается с нею лишь Авдотья Романовна. На улице мать говорит дочери, что она похожа на брата не лицом, а душою: «...оба вы меланхолики, оба угрюмые и вспыльчивые, оба высокомерные и оба великодушные». Дунечка успокаивает мать, которая беспокоится о том, как пройдет сегодняшний вечер. Пульхерия Александровна признается, что боится Сони.
Раскольников в разговоре с Разумихиным замечает, что у старухи в закладе находились его серебряные часы, которые перешли к нему от отца, а также колечко, которое ему подарила сестра. Он хочет забрать эти вещи. Разумихин советует обратиться с этим к следователю, Порфирию Петровичу.
Раскольников провожает Соню до угла, берет ее адрес и обещает зайти. Оставшись одна, она ощущает в себе нечто новое. «Целый новый мир неведомо и смутно сошел в ее душу». Соня боится, что Раскольников увидит ее убогую комнату.
За Соней следит мужчина. «Это был человек лет пятидесяти, росту повыше среднего, дородный, с широкими и крутыми плечами, что придавало ему несколько сутуловатый вид. Был он щегольски и комфортно одет и смотрел осанистым барином. В руках его была красивая трость, которою он постукивал, с каждым шагом, по тротуару, а руки были в свежих перчатках. Широкое скулистое лицо его было довольно приятно, и цвет лица был свежий, не петербургский. Волосы его, очень еще густые, были совсем белокурые и чуть-чуть разве с проседью, а широкая, густая борода, спускавшаяся лопатой, была еще светлее головных волос. Глаза его были голубые и смотрели холодно, пристально и вдумчиво; губы алые». Он следует за ней и, выяснив, где она живет, радуется тому, что они соседи.
По дороге к Порфирию Петровичу Разумихин заметно волнуется. Раскольников поддразнивает его, громко смеется. Именно так, со смехом, входит он к Порфирию Петровичу.

5
Раскольников подает руку Порфирию Петровичу, Разумихин, махнув рукой, случайно опрокидывает столик со стоявшим на нем стаканом чая и, сконфузившись, отходит к окну. В углу сидит на стуле Заметов, который смотрит на Раскольникова «с каким-то замешательством». «Порфирий Петрович был по-домашнему, в халате, в весьма чистом белье и в стоптанных туфлях. Это был человек лет тридцати пяти, росту пониже среднего, полный и даже с брюшком, выбритый, без усов и без бакенбард, с плотно выстриженными волосами на большой круглой голове, как-то особенно выпукло закругленной на затылке. Пухлое, круглое и немного курносое лицо его было цвета больного, темно-желтого, но довольно бодрое и даже насмешливое. Оно было бы даже и добро-Душное, если бы не мешало выражение глаз, с каким-то жидким водянистым блеском, прикрытых почти белыми, моргающими, точно подмигивая кому, ресницами. Взгляд этих глаз как-то странно не гармонировал со всею фигурой, имевшею в себе даже что-то бабье, и придавал ей нечто гораздо более серьезное, чем с первого взгляда можно было от нее ожидать». Раскольников уверен, что Порфирий Петрович знает о нем все. Он говорит о своих отданных в залог вещах и слышит, что их нашли завернутыми в одну бумажку, на которой было написано карандашом его имя и число месяца, когда процентщица их получила. Порфирий Петрович замечает, что уже все закладчики известны и что он ждал прихода Раскольникова.
Возникает спор о сущности и причинах преступлений. Следователь вспоминает о статье Раскольникова под названием «О преступлении», которая вышла в «Периодической речи» два месяца назад. Раскольников недоумевает, откуда следователь узнал об авторе, ведь она «буквой подписана». Ответ следует незамедлительно: от редактора. Порфирий Петрович напоминает Раскольникову, что согласно его статье «акт исполнения преступления сопровождается всегда болезнию», а все люди «разделяются на «обыкновенных» и «необыкновенных». Раскольников поясняет, что, по его мнению, «все не то что великие, но и чуть-чуть из колеи выходящие люди, то есть чуть-чуть даже способные сказать что-нибудь новенькое», должны быть преступниками. Любые жертвы и преступления могут быть оправданы величием цели, ради которой они совершались. Обыкновенный человек не способен вести себя так, как тот, кто «право имеет». Необыкновенных людей рождается крайне мало, их рождение должно быть определено законом природы, но он еще неизвестен. Обыкновенный же не пойдет до конца, начнет каяться.
Разумихин в ужасе от услышанного, от того, что теория Раскольникова разрешает «кровь по совести проливать». Следователь задает Раскольникову вопрос, решился ли бы он сам на убийство «для споспешествования как-нибудь всему человечеству». Раскольников отвечает, что ни Магометом, ни Наполеоном себя ни считает. «Кто ж у нас на Руси себя Наполеоном теперь не считает?» — усмехается следователь. Раскольников интересуется, будут ли его допрашивать официально, на что Порфирий Петрович отвечает, что «покамест это вовсе не требуется». Следователь спрашивает Раскольникова, в каком часу он был в доме, где произошло убийство, и видел ли он двух красильщиков на втором этаже. Раскольников, не подозревая, в чем заключается ловушка, говорит, что был там в восьмом часу, но красильщиков не видел. Разумихин кричит, что Раскольников за три дня до убийства был в доме, а красильщики красили в день убийства. Порфирий Петрович просит прощения за то, что перепутал даты. Разумихин и Раскольников выходят на улицу «мрачные и хмурые». «Раскольников глубоко перевел дыхание...»

6
По дороге Раскольников и Разумихин обсуждают встречу у Порфирия Петровича. Раскольников говорит, что у следователя нет фактов, чтобы обвинять его в убийстве. Разумихин возмущается тем, что все это выглядит «оскорбительно». Раскольников понимает, что Порфирий «совсем не так глуп». «Во вкус вхожу в иных пунктах!» — думает он. Когда они подходят к нумерам Бакалеева, Раскольников велит Разумихину подняться к его сестре и матери, а сам спешит домой, так как ему вдруг показалось, что в дыре, куда он спрятал старухины вещи сразу же после убийства, могло что-либо остаться. Не найдя ничего, выходит и видит мещанина, который разговаривает о нем с дворником. Родион интересуется, что тому нужно. Мещанин уходит, а Раскольников бежит вслед, задавая ему все тот же вопрос. Тот бросает ему в лицо: «Убивец!», а потом уходит, Раскольников провожает его взглядом. Вернувшись в свою каморку, он лежит полчаса. Когда слышит, что к нему поднимается Разумихин, притворяется спящим, и тот, едва заглянув в комнату, уходит. Он начинает размышлять, чувствуя свою физическую слабость: «Старуха была только болезнь... я переступить поскорее хотел... я не человека убил, я принцип убил! Принцип-то я и убил, а переступить-то не переступил, на этой стороне остался... Только и сумел, что убить. Да и то не сумел, оказывается...» Он называет себя вошью, так как рассуждает об этом, так как «целый месяц всеблагое провидение беспокоил, призывая в свидетели, что не для своей, дескать, плоти и похоти предпринимает, а имеет в виду великолепную и приятную цель»: «...сам-то я, может быть, еще сквернее и гаже, чем убитая вошь, и заранее предчувствовал, что скажу себе это уже после того, как убью!» Приходит к выводу, что является «тварью дрожащей», так как задумывается о правильности того, что совершил.
Раскольников видит сон. Он на улице, где много людей. На тротуаре человек машет ему рукой. В нем он узнает давешнего мещанина, который поворачивается и медленно удаляется. Раскольников идет за ним. Поднимается по лестнице, которая кажется ему знакомой. Узнает квартиру, где видел работников. Мещанин, очевидно, где-то притаился. Раскольников входит в квартиру. На стуле в уголке сидит старушонка, которую он бьет топором по голове несколько раз. Старушонка смеется. Его одолевает бешенство, он изо всей силы бьет и бьет старуху по голове, но та лишь того пуще хохочет. В квартире полно людей, которые наблюдают за происходящим и ничего не говорят, ждут чего-то. Он хочет крикнуть, но просыпается. В его комнате мужчина. Раскольников спрашивает, что ему нужно. Тот представляется — это Аркадий Иванович Свидригайлов.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

1
Пока Раскольников думает, не спит ли он, его гость объясняет, что пришел познакомиться, и просит его помочь ему «в одном предприятии», прямо касающемся интереса Дуни. Свидригайлов пытается доказать, что неправда это, что он в своем доме преследовал невинную девушку, так как он способен на глубокие чувства. Раскольников хочет, чтобы незваный гость ушел, но тот намерен выговориться. Раскольников выслушивает Свидригайлова, который считает себя невиновным в смерти жены. В юности Свидригайлов был шулером, кутил, делал долги, за которые его посадили в тюрьму. Марфа Петровна выкупила его за «тридцать тысяч сребреников». В течение семи лет они жили в деревне, никуда не выезжая. На именины жена подарила ему документ об этих 30 тысячах, выписанный на чужое имя, а также значительную сумму денег. Он признается, что уже три раза после смерти жены видел привидение, на что Раскольников предлагает ему сходить к доктору. Свидригайлов предполагает, что «привидения — это, так сказать, клочки и отрывки других миров, их начало. Здоровому человеку, разумеется, их незачем видеть, потому что здоровый человек есть наиболее земной человек, а стало быть, должен жить одною здешнею жизнью, для полноты и для порядка. Ну, а чуть заболел, чуть нарушился нормальный земной порядок в организме, тотчас и начинает сказываться возможность другого мира, и чем больше болен, тем и соприкосновений с другим миром больше, так что, когда умрет совсем человек, то прямо и перейдет в другой мир». Он говорит о том, что Авдотья Романовна не должна выходить замуж, что он собирается сам сделать ей предложение. Предлагает свое содействие в расстройстве свадьбы Дуни с Лужиным, готов предложить Авдотье Романовне десять тысяч рублей, которые ему не нужны. Именно по причине того, что его жена «состряпала» этот союз, он с ней поругался. Марфа Петровна также в своем завещании указала, чтобы Дуне передали три тысячи рублей. Просит Раскольникова, чтобы он устроил ему встречу с сестрой. После этого уходит и сталкивается в дверях с Разумихиным.

2
По дороге к Бакалееву Разумихин интересуется, кто у Раскольникова был. Раскольников объясняет, что это Свидригайлов, человек «очень странный», который «на что-то решился», и замечает, что от него нужно оберегать Дуню. Разумихин признается, что заходил к Порфирию, хотел вызвать его на разговор, но ничего не получилось. В коридоре они сталкиваются с Лужиным, так что в комнату входят втроем. Мать и Лужин беседуют о Свидригайлове, которого Петр Петрович называет «самым развращенным и погибшим в пороках человеком из всех подобного рода людей». Лужин говорит, что Марфа Петровна упоминала, что ее муж был знаком с некой Ресслих, мелкой процентщицей. Она жила с глухонемой четырнадцатилетней родственницей, которая повесилась на чердаке. По доносу другой немки, девушка наложила на себя руки, потому что Свидригайлов надругался над нею, и только благодаря стараниям и деньгам Марфы Петровны ее мужу удалось избежать наказания. Из слов Лужина становится известно, что слугу Филиппа Свидригайлов также довел до самоубийства. Дуня возражает, свидетельствует, что тот обращался со слугами хорошо. Раскольников сообщает, что часа полтора назад к нему приходил Свидригайлов, который хочет встретиться с Дуней, чтобы сделать ей выгодное предложение, и что по завещанию Марфы Петровны Дуне полагается три тысячи рублей. Лужин замечает, что его требование не выполнено, а потому о серьезных делах он говорить при Раскольникове не будет. Дуня говорит ему, что намерена сделать выбор между Лужиным и братом, боится ошибиться. По мнению Лужина, «любовь к будущему спутнику жизни, к мужу, должна превышать любовь к брату». Раскольников и Лужин выясняют отношения. Лужин говорит Дуне, что если он сейчас уйдет, то не вернется никогда, напоминает о своих издержках. Раскольников выгоняет его. Спускаясь по лестнице, Петр Петрович все еще воображает, что дело «еще, может быть, совсем не потеряно и, что касается одних дам, даже «весьма и весьма» поправимое».

3
«Петр Петрович, пробившись из ничтожества, болезненно привык любоваться собою, высоко ценил свой ум и способности и даже иногда, наедине, любовался своим лицом в зеркале. Но более всего на свете любил и ценил он, добытые трудом и всякими средствами, свои деньги: они равняли его со всем, что было выше его». Он хотел жениться на бедной девушке, чтобы властвовать над ней. Красивая и умная жена помогла бы ему сделать карьеру.
После ухода Лужина Пульхерия Александровна и Дунечка радуются разрыву с Петром Петровичем. Разумихин и вовсе в восторге. Раскольников передает присутствующим свой разговор со Свидригайловым. Дуня интересуется мнением брата. Ей кажется, что со Свидригайловым нужно встретиться. В голове у Разумихина уже крутятся планы относительно его и Дуни будущности. Он говорит, что на деньги, которые достанутся девушке, и на его тысячу он сможет заняться книгоизданием. Дуня поддерживает идеи Разумихина. Раскольников также одобрительно о них высказывается.
Будучи не в силах избавиться от мыслей об убийстве, Раскольников уходит, заметив на прощание, что, возможно, эта их встреча станет последней. Дуня называет его «бесчувственным, злобным эгоистом». Раскольников поджидает Разумихина в коридоре, а потом просит, чтобы тот не оставлял его мать и сестру. «С минуту они смотрели друг на друга молча. Разумихин всю жизнь помнил эту минуту. Горевший и пристальный взгляд Раскольникова как будто усиливался с каждым мгновением, проницал в его душу, в сознание. Вдруг Разумихин вздрогнул. Что-то странное как будто прошло между ними... Какая-то идея проскользнула, как будто намек; что-то ужасное, безобразное и вдруг понятое с обеих сторон... Разумихин побледнел как мертвец». Вернувшись к родственницам Раскольникова, Разумихин, как мог, успокоил их.

4
Раскольников приходит к Соне, жившей в убогой комнатке, которая «походила как будто на сарай, имела вид неправильного четырехугольника». Мебели почти не было: кровать, стол да два плетеных стула, простого дерева комод. «Бедность была видимая». Раскольников извиняется, что заявился так поздно. Он пришел сказать «одно слово», так как, возможно, они больше не увидятся. Соня говорит, что ей показалось, что она видела отца на улице, признается, что любит Катерину Ивановну, которая, по ее мнению, «чистая»: «Она так верит, что во всем справедливость должна быть, и требует... И хоть мучайте ее, а она несправедливого не сделает». Хозяйка намерена ее с детьми выставить из квартиры. Соня говорит, что Катерина Ивановна плачет, совсем помешалась от горя, все говорит, что поедет в свой город, где откроет пансион для благородных девиц, фантазирует про будущую «прекрасную жизнь». Они хотели девочкам купить башмачки, но денег не хватило. Катерина Ивановна больна чахоткой и скоро умрет. Раскольников «с жесткой усмешкой» говорит, что, если Соня вдруг заболеет, девочкам придется пойти по ее же дорожке. Она возражает: «Бог такого ужаса не допустит!» Раскольников мечется по комнате, а затем подходит к Соне и, наклонившись, целует ее ногу. Девушка отшатывается от него. «Я не тебе поклонился, я всему страданию человеческому поклонился», — говорит Раскольников и называет ее грешницей, которая «понапрасну умертвила и предала себя». Он спрашивает Соню, почему она не кончает жизнь самоубийством. Та говорит, что ее родные пропадут без нее. Он думает, что у нее есть три дороги: «броситься в канаву, попасть в сумасшедший дом или... или, наконец, броситься в разврат, одурманивающий ум и окаменяющий сердце».
Соня молится Богу, и на комоде у нее Евангелие, которое ей подарила Лизавета, сестра убитой старухи. Выясняется, что они были дружны. Раскольников просит почитать из Евангелия про воскресение Лазаря. Соня, отыскав нужное место в книге, читает, но замолкает. Раскольников понимает, что ей трудно «обличать все свое. Он понял, что чувства эти действительно как бы составляли настоящую и уже давнишнюю, может быть, тайну ее». Соня, пересилив себя, начинает читать с перерывами. «Она приближалась к слову о величайшем и неслыханном чуде, и чувство великого торжества охватило ее». Она подумала, что и Раскольников сейчас услышит его и уверует.
Раскольников признается, что бросил родных, предлагает Соне: «Пойдем вместе... Я пришел к тебе. Мы вместе прокляты, вместе и пойдем!» Он объясняет ей, что она ему нужна, что она «тоже переступила... смогла переступить»: «Ты на себя руки наложила, ты загубила жизнь... свою (это все равно!) Ты могла бы жить духом и разумом, а кончить на Сенной... Но ты выдержать не можешь и, если останешься одна, сойдешь с ума, как и я. Ты уж и теперь как помешанная; стало быть, нам вместе идти, по одной дороге! Пойдем!» Соня не знает, что и думать. Раскольников говорит: «После поймешь... Свобода и власть, а главное власть! Над всею дрожащею тварью и над всем муравейником!» Он добавляет, что завтра придет к ней и назовет имя убийцы, так как выбрал ее. Уходит. Всю ночь Соня бредит. Свидригайлов подслушал весь их разговор, притаясь в соседней комнате за дверью.

5
Утром Родион Раскольников входит в отделение пристава следственных дел и просит, чтобы его принял Порфирий Петрович. «Всего ужаснее было для него встретиться с этим человеком опять: он ненавидел его без меры, бесконечно, и даже боялся своею ненавистью как-нибудь обнаружить себя». Во время беседы с Порфирием Петровичем Раскольников чувствует, как постепенно в нем нарастает злоба. Он говорит, что пришел для допросов, что спешит на похороны к раздавленному лошадьми чиновнику. Он явно нервничает, а Порфирий Петрович, напротив, спокоен, подмигивает ему время от времени, улыбается. Порфирий Петрович объясняет Раскольникову, почему у них так долго не начинается беседа: если два взаимно уважающих друг друга человека сходятся, то в течение получаса не могут найти темы для разговора, так как «коченеют друг перед другом, сидят и взаимно конфузятся». Он проникает в психологию Раскольникова, тот понимает, что он подозреваемый. Порфирий Петрович косвенно обвиняет Раскольникова. Он говорит, что убийца временно на свободе, но он от него никуда не убежит: «Видали бабочку перед свечкой? Ну, так вот он все будет, все будет около меня, как около свечки, кружиться; свобода не мила станет, станет задумываться, запутываться, сам себя кругом запутает, как в сетях, затревожит себя насмерть!» После очередного монолога Порфирия Петровича Раскольников говорит ему, что убедился в том, что его подозревают в совершении преступления, и заявляет: «Если имеете право меня законно преследовать, то преследуйте; арестовать, то арестуйте. Но смеяться себе в глаза и мучить себя я не позволю». Порфирий Петрович говорит ему, что знает о том, как он ходил квартиру нанимать поздно вечером, как в колокольчик звонил, про кровь интересовался. Он замечает, что Разумихин, который давеча пытался у него то-другое выведать, «слишком уже добрый человек для этого», рассказывает «болезненный случай» из практики, а затем спрашивает Раскольникова, не хочет ли он увидеть «сюрпризик-с», который у него сидит под замком. Раскольников готов встретиться с кем угодно.

6
За дверью слышится шум. В кабинете появляется бледный человек, вид которого был странен. «Он глядел прямо перед собою, но как бы никого не видя. В глазах его сверкала решимость, но в то же время смертная бледность покрывала лицо его, точно его привели на казнь. Совсем побелевшие губы его слегка вздрагивали. Он был еще очень молод, одет как простолюдин, роста среднего, худощавый, с волосами, обстриженными в кружок, с тонкими, как бы сухими чертами лица». Это арестованный красильщик Николай, который тут же признается, что это он убил старуху и ее сестру. Порфирий Петрович выясняет обстоятельства преступления. Вспомнив о Раскольникове, он прощается с ним, намекая, что видятся они не в последний раз. Раскольников уже в дверях с иронией спрашивает: «А сюрпризик-то не покажете?» Он понимает, что Николай солгал, ложь выявится и тогда примутся за него. Вернувшись домой, он прикидывает: «На похороны опоздал, а вот на поминки успеваю». Тут дверь отворилась, и «показалась фигура — вчерашнего человека из-под земли». Он находился среди людей, стоявших у ворот дома, где произошло убийство, в тот день, когда туда приходил Раскольников. Дворники не пошли к следователю, так что пришлось это сделать ему. Он просит прощения у Раскольникова «за оговор и за злобу», рассказывает, что вышел из кабинета Порфирия Петровича вслед за ним.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

1
Самолюбие Лужина после объяснений с Дунечкой и ее матерью изрядно уязвлено. Он, рассматривая себя в зеркале, думает о том, что найдет себе новую невесту. Лужин приглашен на поминки вместе с соседом Лебезятниковым, которого он «презирал и ненавидел даже сверх меры, почти с того самого дня, как у него поселился, но в то же время как будто несколько опасался». Лебезятников является приверженцем «прогрессивных» идей. Оказавшись в Петербурге, Петр Петрович решает присмотреться к этому человеку, разузнать побольше о его взглядах, чтобы иметь некоторое представление о «молодых поколениях». Лебезятников определяет свое призвание в жизни как «протест» против всех и вся. Лужин спрашивает у него, пойдет ли он на поминки к Катерине Петровне. Тот отвечает, что не пойдет. Лужин замечает, что после того, как Лебезятников месяц тому назад отколотил вдову Мармеладова, ему должно быть совестно. Заходит разговор о Соне. По мнению Лебезятникова, действия Сони являются протестом против устройства общества, а потому она достойна уважения. Он говорит Лужину: «Вы просто ее презираете. Видя факт, который, по ошибке, считаете достойным презрения, вы уже отказываете человеческому существу в гуманном на него взгляде». Лужин просит привести Соню. Лебезятников приводит. Лужин, считавший деньги, которые лежали на столе, усаживает девушку напротив. Та не может оторвать взгляда от денег и стыдится того, что смотрит на них. Лужин предлагает ей устроить лотерею в ее пользу, дает ей десятирублевый кредитный билет. Лебезятников не ожидал, что Петр Петрович способен на такой поступок. Но Лужин задумал нечто подлое, а потому потирал руки от волнения. Об этом Лебезятников припомнил после.

2
Катерина Ивановна потратила на поминки десять рублей. Возможно, ею руководила «гордость бедных», когда тратят последние сбережения, «чтобы только быть «не хуже других» и чтобы «не осудили» их как-нибудь те другие». Амалия Ивановна, квартирная хозяйка, помогла ей во всем, что касалось приготовлений. Вдова Мармеладова нервничает в связи с тем, что на похоронах людей было мало, а на поминках одна беднота. Упоминает в разговоре Лужина и Лебезятникова. Раскольников приходит в тот момент, когда все возвращаются с кладбища. Катерина Ивановна очень радуется его появлению. Она придирается к Амалии Ивановне, обращается с ней «до крайности небрежно». Когда появляется Соня, она усаживает ее рядом с Раскольниковым. Та передает извинения Петра Петровича, который намерен поговорить с ней «о делах». Катерина Ивановна, оглядывая гостей, высказывает свое недовольство. Наблюдая за раздражением Катерины Ивановны, Соня предчувствует, что поминки «мирно не кончатся». Катерина Ивановна начинает рассказывать о том, что, когда у нее будет пенсия, она откроет пансион для благородных девиц, расписывает, какая жизнь их ожидает. Когда же ей поминки надоедают, она ссорится с Амалией Ивановной, которая в конце концов требует, чтобы они съезжали с квартиры. Появляется Лужин. Катерина Ивановна бросается к нему.

3
Вошедший Лужин отмахивается от Катерины Ивановны и направляется к Соне. На пороге появляется, но не проходит далее в комнату Лебезятников. Петр Петрович обращается к квартирной хозяйке с просьбой принять к сведению его «последующий разговор с Софьей Ивановной», которую он тут же обвиняет в воровстве «кредитного билета сторублевого достоинства», угрожая ей строгими мерами. Соня признается, что взяла от него только подаренный ей им десятирублевый кредитный билет. На нее смотрят с осуждением. Лужин просит, чтобы послали за дворником, угрожает, что обратится в полицию. Катерина Ивановна выхватывает у Сони деньги и бросает их в лицо Лужину, а затем выворачивает ей карманы. Выпадает бумажка, это сторублевый кредитный билет. Квартирная хозяйка кричит на Соню: «Воровка! Вон с квартиры!» Соня клянется, что не брала. Катерина Ивановна прижимает ее к груди и кричит: «Мизинца вы ее не стоите, все, все, все, все!» Лужин высказывает надежду, что «теперешний стыд» послужит уроком для девушки, обещает прекратить дело. Взгляды Лужина и Раскольникова встречаются. Лебезятников заявляет, что Лужин сам подсунул эти деньги Соне в карман, называет его клеветником. Он добавляет, что специально зашел к Мармеладовым, чтобы предупредить Соню о том, что «ей положили в карман сто рублей». Раскольников объясняет, что Лужин хотел выставить Соню перед его семьей воровкой, чтобы поссорить его с матерью и сестрой. В этом случае Лужин мог надеяться на брак с Дуней. Лебезятников прогоняет Лужина из комнаты. С Соней истерика. Катерина Ивановна набрасывается на Амалию Ивановну, которая отказывает Мармеладовым в квартире. Вдова Мармеладова выбегает на улицу. Раскольников направляется к Соне.

4
Раскольников намерен был рассказать Соне, кто убил Лизавету. Он сообщает ей, что квартирная хозяйка гонит их с квартиры и что Катерина Ивановна ушла «правды искать». Говорит, что поскольку на поминках его могло бы и не быть и Лебезятников оказался там случайно, то она могла бы оказаться в остроге. Раскольников силился что-то сказать, так как чувствовал, что «та минута пришла». Соня произносит со страданием: «Как вы мучаетесь!» Раскольников говорит, что знает того, кто убил Лизавету, что он, его большой приятель, ее не хотел убивать. «Как бы себя не помня, она вскочила и, ломая руки, дошла до середины комнаты; но быстро воротилась подле него, почти прикасаясь к нему плечом к плечу. Вдруг, точно пронзенная, она вздрогнула, вскрикнула и бросилась, сама

Сопоставление словосочетания со словом

Сопоставление словосочетания со словом и предложением.

1. Словосочетание, как и слово, выполняет номинативную функцию (наименование предмета, действия, признака, количества), а значит, само по себе не является коммуникативной единицей и участвует в коммуникации (выполняет коммуникативную функцию) только в составе предложения и через предложение.

2. Словосочетание, как и слово, лишено синтаксических значений времени и модальности. Как только эти значения появляются, словосочетание как синтаксическая единица распадается, превращаясь в грамматическую основу предложения. В первом случае, сохраняется парадигма, включающая в себя все формы словоизменения стержневого компонента (ясный день, ясного дня, ясным днем и т.д.); во втором случае образуется предложенческая парадигма.

словосочетание предложение
ясный день
ясного дня
ясным днем
о ясном дне
День ясный.
День был ясный.
День будет ясный.
День был бы ясный (если…)

3. Выполняя коммуникативную функцию только в составе предложения, словосочетание (как и слово) лишено интонации завершенности.

Примечание:

Интонация завершенности и законченности описывается как понижение основного тона на последнем ударном слоге («интонация точки»). Это не означает, однако, что словосочетание вообще лишено интонации, но оно интонируется иначе, чем предложение:

- словосочетание произносится без паузы между компонентами, как одна синтагма (являются цельнооформленными), что обеспечивает целостность словосочетания («развернутое слово» по В.В.Виноградову).

- первый компонент произносится в несколькоускоренном темпе.

- ударение падает всегда на второй компонент

- нет понижения тона в конце синтагмы

4. Близость к слову и способность выступать в качестве номинативного средства особенно хорошо заметно в случаях большой спаянности компонентов, когда отделить одно от другого практически невозможно (например, крепкий на ухо, легкий на подъем), образуя устойчивые и неделимые сочетания – фразеологизмы.

5. Близость к слову очень наглядно проявляется в деривационных (словообразовательных) процессах, когда словосочетание может превратиться в слово:

- субстантивация: В залу вбежала горничная девушка (горничная девушка -> горничная). Впереди орудий ходил часовой артиллерист (часовой артиллерист -> часовой).

- универбация (семантическая конденсация): зачетная книжка – зачетка, читальный зал – читалка и т.д. (где мотивирующей является основа зависимого компонента + формант -к-).

- сложные слова: глубокоуважаемый, жизнеутверждающе, нижеподписавшиеся, болеутоляющее и т.д.

6. О номинативной функции словосочетаний, сближающих его со словом, свидетельствует их синонимия (старый человек – старик).

Итак, словосочетание и слово сближают следующие свойства:

- участие в коммуникации в составе предложения и через предложение.

- отсутствие предикативного значения

- морфологическая парадигма

- отсутствие интонации законченности

- номинативное значение проявляется:

а) лексико-семантической близости словосочетания и слова

б) близости словосочетания и фразеологизма

в) словообразовательных процессах

Причины чеченской войны

Чеченский кризис в 1990-е годы

П

осле распада СССР особенно напряженно сложились отношения Центрального правительства и Чечни. В конце 1991г. к власти в Чечне пришел генерал Джохар Дудаев. Выражая волю Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН), Дудаев распустил Верховный Совет Чечено-Ингушетии и объявил о создании независимой Чеченской республики Ичкерия.

В связи с реорганизацией бывшей Советской Армии Дудаеву удалось взять под свой контроль значительную часть имущества и вооружений советских войск в Чечне, вплоть до авиации. Россия заявила о незаконности «дудаевского режима».

Вскоре среди самих чеченцев началась борьба за сферы влияния, которая при вмешательстве федеральных властей и силовых структур вылилась в 1994 году в подобие гражданской войны. 11 декабря 1994 года началась операция федеральных войск по захвату Грозного. Штурм Грозного в новогоднюю ночь, в результате которого погибли сотни российских военнослужащих, стал катастрофой. Разработка и материальное обеспечение операции были крайне неудовлетворительны. 20% боевой техники федеральных войск в Чечне было полностью неисправно, 40% – частично неисправно. Неожиданностью для российских политиков и военных оказалось наличие у Дудаева хорошо подготовленной армии. Но самое главное – Дудаев умело играл на национальных чувствах и изображал Россию врагом чеченского народа. Он сумел привлечь на свою сторону население Чечни. Дудаев превратился в национального героя. Большая часть чеченцев восприняли ввод федеральных войск как вторжение вражеской армии, стремящейся отнять у них свободу и независимость.

В итоге операция по восстановлению законности, сохранению целостности России, разоружению бандитов обернулась для российского общества затяжной кровопролитной войной. В чеченском вопросе правительство России не проявило государственной мудрости, терпения, дипломатического мастерства, понимания исторических и культурно-бытовых традиций горских народов.

1. Правительство России стремились ликвидировать «самостоятельность» генерала Дудаева, хотело сохранить территориальную целостность России.

2. С потерей Чечни терялась чеченская нефть и нарушилась подача нефти из Баку в Новороссийск. Сокращался экспорт нефти.

3. Развязыванию войны поспособствовали криминальные финансовые структуры, заинтересованные в этой войне для «отмывания денег».

Таким образом, нефть и деньги стали истинной причиной войны.

Первая чеченская война (декабрь 1994 – июнь 1996 гг.) не была поддержана российским обществом, считавшим ее ненужной, а основным ее виновником – кремлевскую власть. Негативное отношение резко поднялось после крупного поражения российских войск в новогоднюю ночь с 1994 на 1995 гг. В январе 1995 г. поддержали применение армии в Чечне лишь 23% опрошенных при 55% против. Большинство считали эту акцию недостойной великой державы. 43% выступали за немедленное прекращение боевых действий. Через год протест против войны достиг крайне большой величины: в начале 1996 г. 80-90% опрошенных россиян относились к ней сугубо негативно. Значительная часть СМИ впервые в истории России систематически выступала с антивоенных позиций, показывала чудовищные разрушения, бедствия и горе населения Чечни, критиковала власть и силовые ведомства. Против войны открыто выступали многие общественно-политические движения и партии. Настрой общества сыграл свою роль в прекращении войны.

Осознав бесперспективность военного пути решения чеченской проблемы, правительство России стало искать варианты политического урегулирования противоречий. В марте 1996 г. Б. Ельцин принял решение о создании рабочей группы по завершению боевых действий и по урегулированию ситуации в Чечне. В апреле 1996 г. начался вывод федеральных войск к административным границам Чечни. Считается, что Дудаев погиб в апреле 1996 г.

Начались переговоры между полномочным представителем президента РФ в Чеченской Республике А. Лебедем(он был секретарем Совета безопасности) и руководителем штаба вооруженных формирований А. Масхадовым. 31 августа в Хасавюрте (Дагестан) Лебедем и Масхадовым были подписаны совместное заявление «О прекращении военных действий в Чечне» и «Принципы определения основ взаимоотношений между РФ и Чеченской Республикой». Была достигнута договоренность о проведении в Чечне президентских выборов.Окончательное решение вопроса о политическом статусе Чечни было отложено на пять лет (до декабря 2001г.). В августе федеральные войска стали выводиться из Грозного, который сразу же захватили боевики.

В январе 1997 г. Президентом Чеченской Республики был избран полковник Аслан Масхадов – бывший начальник штаба чеченских вооруженных формирований. Он провозгласил курс на национальную независимость Чечни.

Россия проиграла первую чеченскую войну, понеся существенные людские потери и огромный материальный ущерб. Было разрушено полностью народное хозяйство Чечни. Появилась проблема беженцев. Среди уезжающих было очень много образованных, квалифицированных работников, в том числе и учителей.

После подписания Хасавюртовских соглашений и прихода к власти А. Масхадова в Чечне началась подлинная катастрофа. Во второй раз за короткий срок Чеченскую республику отдали на откуп криминальным элементам и экстремистам. Конституция РФ на территории Чечни прекратила свое действие, законное судопроизводство было ликвидировано и заменено шариатским правлением. Русское население Чечни подверглось дискриминации и преследованиям. Осенью 1996 г. большинство населения Чечни потеряло надежду на лучшее будущее и вместе с русскими из республики уехали сотни тысяч чеченцев.

После окончания войны в Чечне Россия столкнулась с проблемой терроризма на Северном Кавказе. С конца 1996 г. по 1999 г. криминальный террор сопровождался в Чечне террором политическим. Ичкерийский парламент спешно принял так называемый закон, на основании которого преследованию подвергались не только те, кто действительно сотрудничал с федеральными органами, но и кто был заподозрен в симпатиях к России. Все образовательные учреждения оказались под жестким контролем самозванных шариатских судов и всевозможных исламских движений, которые диктовали не только содержание образовательных программ, но и определяли кадровую политику. Под флагом исламизации было прекращено преподавание ряда дисциплин как в школах, так и в вузах, но были введены основы ислама, основы шариата и т. д. В школах вводилось раздельное обучение мальчиков и девочек, а в старших классах требовали ношение паранджи. Вводилось изучение арабского языка, причем это не было обеспечено кадрами, методическими пособиями и разработанными программами. Боевики считали светское образование вредным делом. Произошла заметная деградация целого поколения. Большая часть чеченских детей за годы войны не училась. Необразованная молодежь способна только пополнять криминальные группировки. Неграмотными всегда легко манипулировать, играя на их национальных и религиозных чувствах.

Чеченские бандформирования проводили политику устрашения российских властей: захват заложников, взрывы домов в Москве, Волгодонске, Буйнакске, нападения на Дагестан. В качестве ответной меры российское правительство во главе с В.В. Путиным приняло решение использовать в борьбе с террористами силовые методы.

Вторая чеченская война началась в сентябре 1999 г. Она явилась совершенно другой по всем главным показателям:

· по характеру и методу ведения;

· по отношению к ней населения, граждан РФ, в том числе мирного населения самой Чечни;

· по отношению граждан к армии;

· по количеству жертв с обеих сторон, в том числе, гражданского населения;

· поведения СМИ и т. д.

Война была вызвана необходимостью обеспечения безопасности и спокойствия на Кавказе. 60% населения России было за войну. Это была война во имя защиты целостности страны. Вторая чеченская война вызвала неоднозначную реакцию в мире. Общественное мнение западных стран по поводу второй чеченской войны расходилось с общероссийским мнением. Для западного обывателя характерно восприятие событий в Чечне как подавление Россией восстания маленького народа, а не как уничтожение террористов. Было распространено мнение, что Россия виновна в нарушении прав человека, что в Чечне «этнические чистки». При этом западные СМИ скрывали преступные действия чеченских экстремистов, похищение и торговлю людьми, культивирование рабства, средневековых нравов и законов. Правительство России дало понять мировому общественному мнению, что действия федеральных войск направлены, прежде всего, на осуществление контртеррористической операции на Северном Кавказе. Вступая во вторую чеченскую войну, Россия также учитывала тот факт, что в данном регионе собственные интересы преследуют Турция, США и НАТО.

Группировка федеральных сил в Чечне насчитывала 90 тыс. человек, из них около 70 тыс. проходили срочную службу, остальные служили по контракту. По данным печати численность боевиков составляла 20-25 тыс., основу которых составляли 10-15 тыс. профессионалов-наемников. На их стороне оказался А. Масхадов.

К марту 2000 г. активная фаза чеченской войны была завершена. Но теперь боевики активно проводили на территории Чечни теракты и диверсии, развернули партизанские действия. Федеральные силы особое внимание стали уделять разведке. Было налажено взаимодействие армии и МВД.

К середине 2000 г. федеральные войска разгромили большую часть организованных боевых формирований сепаратистов и взяли под свой контроль практически все города и села Чечни. Затем основная часть воинских подразделений была выведена с территории республики, и власть там перешла от военных комендатур к созданной по указу Президента РФ Администрации Чечни и ее органам на местах. Их возглавили чеченцы. Началась огромная работа по возрождению из руин и пепла экономики и культуры республики. Однако этому созидательному труду стали мешать остатки банд боевиков, которые укрылись в труднодоступных горных местах Чечни. Они взяли на вооружение тактику диверсионно-террористической борьбы, систематически устраивая из-за угла взрывы на дорогах, убийства работников Администрации Чечни и российских военнослужащих. Только в первом полугодии 2001г. было совершено более 230 терактов, повлекших гибель сотен людей.

В начале XXI века руководство России продолжило политику по налаживанию мирной жизни на чеченской земле. Была поставлена задача – в наименьшие сроки решить проблему восстановления социально-экономической жизни и конституционных органов власти в Чечне. И в целом эта задача успешно выполняется.

Проблема отбора слов для фонетического анализа

Методические рекомендации к проведению звуко-буквенного (фонетического) анализа в начальной школе

Недельнюк В.В., доцент кафедры

педагогики и методики нач.обучения;

Шкляр И.А., к.п.н., доцент кафедры

педагогики и методики нач. обучения

Понятие звуко-буквенного (фонетического) анализа

В методической литературе и в педагогической практике активно используются термины «фонетический разбор» и «звуко – буквенный разбор». Данные термины называют одно и то же понятие [5, 224; 4, 211; 9, 73 – 76;3, 228 и др.].

Согласно «Словарю - справочнику по методике русского языка», «фонетический разбор – один из видов языкового анализа; состоит в определении звукового состава фонетического слова (количество звуков, их соотнесение с буквенным составом слова, гласные и согласные звуки, характеристика каждого звука); в определении места ударения; в разделении слова на слоги и т.д.» [3, 228].

Таким образом, фонетический разбор является одним из важнейших методических приемов изучения фонетики родного языка. Он имеет большое значение при повторении, закреплении и обобщении материала по теме «Звуки и буквы», а также при усвоении морфологии, синтаксиса, орфографии, в ходе словообразовательных наблюдений. Систематическое использование звуко – буквенного анализа способствует усвоению учениками произносительных норм русского литературного языка, является важным условием выразительности чтения и правильной устной речи.

В ходе фонетического анализа учителем решаются следующие специфические задачи:

1. Развивать у школьников фонематический слух.

2. Учить делению слов на слоги.

3. Учить находить ударные и безударные слоги.

4. Выяснять последовательность звуков в слове.

5. Характеризовать звуки (гласные, согласные, гласные ударные и безударные; согласные звонкие и глухие, твердые и мягкие).

6. Учить устанавливать соответствие между звуковым и буквенным составом слова.

7. Обозначать звуки буквами.

Содержание и последовательность звуко-буквенного разбора

В методической литературе существует несколько точек зрения на содержание и последовательность фонетического разбора. Рассмотрим некоторые из них.

1.Т.Г.Рамзаева (из кн.: Русский язык. Учеб. для 4 кл. – М.:Дрофа,2008.-С.250-251;Русский язык в нач. кл.: Справочник к учебникам…-М:Дрофа,2000.-С.124-125)

План разбора

Определите:

1. Сколько в слове слогов.

2. На какой слог падает ударение.

3. Гласные звуки: ударные и безударные. Какими буквами обозначены.

4. Согласные звуки: звонкие и глухие, твердые и мягкие. Какими буквами обозначены.

5. Количество звуков и букв в слове.

Образцы разбора

Устный разбор

Мор/ковь

1. В слове морковь 2 слога.

2. Ударение падает на второй слог: морк’овь

3. Гласные звуки: первый – безударный [a],обозначен буквой о; второй – ударный [o], обозначен буквой о.

4. Согласные звуки:

[м] – звонкий, твердый, обозначен буквой м (эм);

[р] – звонкий, твердый, обозначен буквой р (эр);

[к] – глухой, твердый, обозначен буквой к (ка);

[ф’] – глухой, мягкий, обозначен буквой в (вэ); мягкость звука обозначена буквой ь (мягкий знак).

5. В слове морковь 6 звуков, 7 букв. Буква «мягкий знак» звука не обозначает.

Письменный разбор

Мор/ковь – 2 слога;

м – [м] – согл., зв., тв.

о – [a] – гл., безудар.

р – [р] – cогл., зв., тв.

к – [к] – согл., глух., тв.

о – [o] – гл., удар.

в – [ф’] – согл., глух., мягк.

ь – звука не обозначает.

7 букв, 6 звуков.

2. Т.Г.Рамзаева ( в пособии «Методика обучения русскому языку в начальных классах» - М.:Просвещение,1987. – С.224)

План разбора

1. Сколько в слове слогов, какой (по счету) ударный?

2. Сколько в слове звуков и сколько букв? (Если букв больше – почему?)

3. Сколько гласных звуков? Сколько согласных?

4. Охарактеризуйте каждый звук. Какой буквой обозначается звук на письме?

Образец разбора

Мальчик

1. В слове 2 слога. Первый слог – ударный.

2. В слове 6 звуков, 7 букв. Мягкий знак звука не обозначает.

3. В слове 2 гласных звука и 4 согласных.

4. [м] – согласный, звонкий, твердый, обозначен буквой эм.

[а] – гласный, ударный, обозначен буквой а.

[л’] – согласный, звонкий, мягкий, обозначен буквой эль.

[ч’] – согласный, глухой, мягкий, обозначен буквой че.

[и] – гласный, безударный, обозначен буквой и.

[к] – согласный, глухой, твердый, обозначен буквой ка.

3. В.А.Шукейло(из пособия «Мой родной русский язык» - СПб.:Знание, 1998. – С.111)

План разбора

1. Количество слогов, ударный слог.

2. Количество звуков, количество букв.

3. Количество гласных звуков.

4. Количество согласных звуков.

5. Характеристика согласных звуков (звонкие, глухие, парные, непарные, твердые и мягкие).

6. Несоответствие произношения написанию.

Образец разбора

Конь/ки – 5 звуков ([к],[a],[н’],[к’],[и]), 6 букв (к о н ь к и);

2 гласных звука ([a],[и]), 3 согласных ([к],[н’],[к’]);

[к] – глухой, парный, твердый согласный звук;

[н’] – звонкий, непарный, мягкий согласный звук;

[к’] – глухой, парный, мягкий согласный звук.

Звуков 5, но букв 6, так как ь – показатель мягкости, звука не обозначает.

При сопоставлении представленных выше вариантов звуко – буквенного анализа обнаруживается относительно одинаковая характеристика слова с точки зрения его слоговой структуры и звукового состава. В последнем примере отсутствует характеристика гласных звуков (ударные, безударные). Указанные способы фонетического анализа различаются последовательностью характеристики звуков слова. Так, сначала могут характеризоваться все гласные звуки, потом – согласные (устный разбор в варианте 1).

В каждом из вариантов содержатся примеры характеристики звуков в том порядке, в каком они представлены в слове, независимо от того, гласный звук или согласный.

Попутно возникает вопрос о том, «от чего к чему должен идти ученик»: от звука, его характеристики к обозначению его буквой или от буквы к звуку, который она обозначает, к характеристике звука. Как показывают рассмотренные выше примеры и материал, который будет представлен ниже, сама специфика разбора, его первостепенные задачи, предполагают движение от звука к букве. Также существует мнение, что движение анализа зависит от формы разбора: при устном разборе логично идти от звука к букве, при письменном – наоборот (вариант 1). По нашему мнению, выбор должен зависеть от целей, которые ставит учитель на том или ином этапе обучения, от степени овладения школьниками языковым материалом.

Таким образом, при проведении фонетического разбора учитель, в первую очередь, обращает внимание на решение для себя двух задач:

1) какой объем сведений включает в себя звуко – буквенный разбор;

2) в какой последовательности лучше представить языковые сведения.

Проблема объема решается с помощью программных требований по каждому классу. К концу обучения в начальной школе ученики должны уметь различать звуки и буквы, обозначать звуки буквами, делить слова на слоги, выделять гласные и согласные звуки, гласные ударные и безударные, согласные мягкие и твердые, звонкие и глухие, парные и непарные.

В связи с этим необходимо остановиться на характеристике согласных звуков с точки зрения их парности. В некоторых вариантах эта информация отсутствует (варианты 1 и 2). В 3 варианте указывается на парность по глухости – звонкости. Но уже в период обучения грамоте дети учатся выделять пары согласных звуков не только с учетом их глухости/звонкости, но и твердости/мягкости. Поэтому, характеризуя согласный звук, ученик может дать более полную информацию. Например, звук [м] – согласный, твердый парный, звонкий непарный.

Вопрос о последовательности выполнения звуко–буквенного разбора, на наш взгляд, должен решаться учителем или, при необходимости, методическим объединением учителей начальных классов и учителей-словесников данной школы. За основу могут быть взяты предложенные варианты. Существенным условием при выборе должна стать ориентация на ученика. Последовательность представления тех или иных сведений должна отвечать определенной логике, понятной, в первую очередь, детям.

Способ фиксирования сведений также должен быть понятен детям и отражать информацию полностью. Например, при письменном анализе, установив количество слогов, выделив ударный слог, нужно показать это графически: шко/ла – 2 слога, или шко -ла– 2 слога.

В качестве подготовительного этапа к осуществлению фонетического анализа, а также в качестве самостоятельного вида разбора может выступать звуковой анализ слова. План звукового анализа был детально разработан и обоснован П.С.Жедек [1; 13, 94-97]:

1. Произнеси и послушай слово.

2. Найди ударный слог, а затем скажи слово по слогам.

3. Протяни (выдели) первый звук в полном слове, назови звук и охарактеризуй.

4. Обозначь выделенный звук условным значком.

5. Протяни (выдели) второй звук в полном слове, назови его и охарактеризуй.

(И т.д. до конца слова)

Последний пункт: произнеси подряд все названные звуки и послушай, не искажается ли слово.

Такой звуковой анализ может стать исходной ступенью фонетического анализа. Если добавить в указанный выше план еще один пункт: обозначь каждый из звуков буквой и объясни ее выбор – ученик перейдет от звукового разбора к звуко–буквенному.

В методике существует мнение о том, что звуко-буквенный разбор имеет 2 разновидности: фонетико-графический разбор и фонетико-орфографический[8, 94; 8, 118].

Как отмечает П.С.Жедек, задача фонетико-графического разбора заключается в том, чтобы ученик на конкретных словах наблюдал слоговой принцип русской графики [8, 119]. Фонетико-графический разбор включает рассмотренный выше звуковой анализ, дополненный этапом обозначения каждого звука буквой. Данный разбор предполагает ход анализа от звука к букве.

Для характеристики звуков П.С.Жедек предлагает следующие условные обозначения:

гласный звук

согласный, твердый, глухой

согласный, мягкий, глухой

согласный, твердый, звонкий

согласный, мягкий, звонкий

По мнению автора, использование условного значка позволяет экономить время на уроке и место в тетрадях учеников.

Примеры фонетико- графического разбора (по П.С. Жедек):

семь мо ю друзья

Как указано выше, рядом с транскрипцией помещается условный значок, характеризующий звук. Справа от условного значка записывается буква, которая обозначает звук (или звуки). После проведённой работы учителю уместно задать вопрос, сколько в слове звуков и букв, поскольку сама запись дает нужный ответ.

Запись сопровождается устным комментированием, например:

- Произношу слово: [c’эм’]. В слове один слог. Ищу первый звук: [c’c’c’эм’]. Звук [c’] – согласный, глухой, мягкий. Обозначаю двумя чертами. Ищу следующий звук: [c’эээм’]. Звук [э] – гласный, обозначаю кружком. Ищу третий звук: [c’эм’м’м’]. Звук [м’] – согласный, звонкий, мягкий. Обозначаю двумя чертами со «звоночком». Проверяю, получилось ли слово. (Ученик проводит указкой вдоль схемы и читает: [c’эм’].)

Первый звук [c’] обозначаю буквой «эс», второй – гласный [э] – обозначаю буквой «е», так как гласный находится после мягкого согласного. Последний звук [м’] обозначаю буквами «эм» и «мягким знаком», так как мягкость согласного на конце слова передается с помощью мягкого знака.

Другой разновидностью звуко-буквенного разбора (по П.С.Жедек) является фонетико-орфографический разбор. Его цель – развитие орфографической зоркости учащихся, усвоение правил правописания. Отличительные особенности фонетико-орфографического разбора следующие: 1) анализ осуществляется от звука к букве, а не наоборот; 2) при характеристике звука указываются не только общепринятые признаки, но и позиция звука в данной словоформе; 3) при переходе от звуков к буквам выделяются и характеризуются орфограммы, объясняется способ решения орфографической задачи.

В качестве примера предлагаем фонетико-орфографический анализ слова «чашка» (устные рассуждения):

Слово [ч’ашка]. В нем 2 слога: [ч’a-шка].[Ч’aшка] – первый слог ударный.

Ищу звуки:

[ч’ч’ч’aшка]: [ч’] – согласный, мягкий, глухой, непарный перед гласным – позиция сильная, обозначается буквой «че».

[ч’aaaшка]: [a] – гласный под ударением – позиция сильная, но орфограмма, так как гласный после непарного по твердости – мягкости согласного шипящего; буква «а» - по правилу «ча – ща пишется с а».

[ч’aшшшка]: [ш] – согласный, твердый, глухой, парный перед парным ( не [p], [л], [м], [н], [в]), может быть обозначен буквами ш и ж, ставлю вопрос, это орфограмма.

[ч’aшккка]: [к] – согласный, твердый, глухой, парный перед гласным – сильная позиция, можно обозначить буквой к.

[ч’aшкааа]: [a] – гласный безударный – позиция слабая, сразу писать букву нельзя, ставлю вопрос.

Ищу буквы-орфограммы. Первая – в корне. Подбираю однокоренное слово, чтобы согласный в этом корне был перед гласным – «чашечка». Значит, нужно писать букву «ша». Последняя орфограмма – в окончании. Слово «чашка» - существительное 1 склонения. Подбираю слово 1 склонения с ударным окончанием: «рук`а». Значит пишется буква «а». (В последнем случае также могла быть ссылка на 1 склонение, без проверки).

Рассуждая, ученик оформляет запись:

перед гласным – ч

под ударением после непарного по тв.-м. согласного шипящего - ? (ча – ща) – а

[ш]  перед согласным ( не р, л, м, н, в) -? чашечка - ш

[к]  перед гласным - к

безударный - ? рука а

С опорой на материал статьи Н.Н.Алгазиной и М.Р.Львова об опознавательных признаках орфограмм З.Х.Имамова предлагает еще один подход к осуществлению фонетико-орфографического разбора [2, 35-38]. Автор, вслед за М.Р.Львовым, отмечает, что школьник не может (и не должен!) проверять каждую букву в слове. Для того чтобы сделать действия ученика более рациональными, достаточно обратить внимание на орфограммы. Для письменного разбора автор вводит следующие условные обозначения:

ПМ – парный мягкий согласный;

ПТВ – парный твердый согласный;

НМ – непарный мягкий согласный;

НТВ – непарный твердый согласный;

ПЗВ – парный звонкий согласный;

ПГЛ – парный глухой согласный;

НЗВ – непарный звонкий согласный;

НГЛ – непарный глухой согласный.

Ниже на примере слова «шубка» рассмотрим последовательность фонетико-орфографического разбора и письменную фиксацию выполняемых действий.

Последовательность действий:

1. Записываем транскрипцию с большим интервалом между звуками.

2. Ставим ударение, подсчитываем количество слогов.

3. Подчеркиваем звуки в сильной позиции, т.е. обозначаем буквами в соответствии с произношением.

Подчеркивая звуки, объясняем:

[у] – под ударением; [ш] – перед гласным; [к] – перед гласным.

4. Оставшимся звукам [п], [a] дается подробная характеристика.

5. Звуки обозначаем буквами, записывая под звуками на первой строчке после характеристики.

Запись

[ шу п к а ] 2 слога

↓ ↓

согл., гл.,

ПГЛ, перед ПГЛ, рука - а

шуба, - б

ш у б к а

Содержание приведенных вариантов фонетико-орфографического разбора показывает, что их осуществление возможно при наличии у детей понятия «орфограмма», ученики должны знать и указывать признаки орфограмм, знать сильные и слабые позиции фонем и уметь их определять. В полной мере данные сведения представлены в учебниках В.В.Репкина (система Д.Б.Эльконина – В.В.Давыдова).

Считаем, что все рассмотренные варианты фонетического анализа могут быть использованы в начальной школе.

Проблема отбора слов для фонетического анализа

Эффективность овладения фонетическим анализом во многом определяется систематическим его использованием на уроке. В связи с этим у учителя возникает вопрос: «Какое слово лучше всего использовать?» Безусловно, выбор слова не должен быть хаотичным. Во-первых, необходимо учитывать специфику звукового состава слова. Во-вторых, следует соотносить выбор с уровнем усвоения детьми материала по фонетике и графике. В-третьих, нужно не забывать о связи с изучаемой темой. Например, при рассмотрении темы «Безударные гласные в корне» целесообразно предлагать для фонетического анализа слова с указанной орфограммой.

В действующих программах по русскому языку для начальной школы, как правило, не устанавливаются требования к отбору слов для звуко- буквенного разбора. (В программе Т.Г.Рамзаевой указаны типичные слова, которые целесообразно использовать в том или ином классе.)

Наиболее подробно вопрос об отборе слов для звукового анализа рассмотрен П.С.Жедек [8, 91-93]. Данный подход может быть учтен и при выборе материала для звуко-буквенного разбора. В основу авторской позиции положены фонематические особенности слов. П.С.Жедек отмечает, что все слова русского языка можно разделить на 3 группы:

1. Слова, состоящие из звуков (фонем) в сильных позициях: сон, май, шмель, ель ит.п.

К этой группе условно относятся: а) двусложные слова со звуком [у] в безударном (предударном) слоге: рука, круги, тюльпан и т.п.; б) двусложные слова с безударным звуком [ы] в абсолютном конце слова: краны, горы и т.п.

2. Слова, состоящие из звуков (фонем) в сильных позициях и слабых, практически совпадающих с сильными позициями тех же фонем: страна, сок, лиса и т. п.

Т.е. звуковая и буквенная формы этих слов совпадают.

3. Слова, имеющие в своем составе звуки (фонемы) в сильных и слабых позициях, причем последние отличаются по звучанию от сильных позиций тех же фонем: дуб, пирожок, снежки, тополь и т.п.

Среди слов 3 группы П.С.Жедек выделяет слова, которые не следует брать для фонетического анализа в начальной школе. К ним относятся двусложные слова с ударением на первом слоге, типа [в’э ч’ьр], [то пъл’]. В таких словах имеется очень краткий гласный, который, по мнению автора, не является вполне доступным для вычленения. Тем не менее, среди двусложных слов с ударением на первом слоге можно предлагать для анализа слова, которые во втором слоге имеют фонему [у] или [и]: окунь, дети и т.п. При выборе трехсложных слов необходимо обратить внимание на то, чтобы во второй слабой позиции (не в первом предударном слоге) находились фонемы [и] или [у]: интерес, уголёк и т.п.

Автор делает особое замечание относительно выбора слов с так называемыми «йотированными гласными». Данные слова необходимо использовать с целью фонетического анализа, поскольку звук [й’] легко вычленяется из любой позиции.

Школьная практика показывает, что в 1 классе для анализа целесообразно отбирать слова из 1 и 2 групп. Начиная со 2 класса, следует вводить слова из 3 группы. Что касается ограничений при выборе слов из 3 группы, то они не всегда соблюдаются составителями учебников.

Таким образом, выбор слов для фонетического анализа должен иметь обоснованный характер. Существенными критериями отбора являются: 1) фонетические особенности слов; 2) уровень владения учащимися материалом по фонетике и графике; 3) связь с изучаемой темой.

Ниже предлагаем возможные для фонетического анализа слова. Данный материал взят из текстов действующих учебников по русскому языку для начальной школы и распределен в три группы согласно позиции П.С.Жедек.

1 группа

Буквы; воздух; вол; волны; (видел) вьюгу; (сильные) грозы; два; день; дом; дым; ел; ель; (большие) жуки; зал; ивы; корм; коршун; луна; львы; (наши) мамы; май; мел; мель; мир; мой; музей; (пшеничная) мука; (крупные) осы; пурга; рука; ручей; рысь; твой; тень; тигры; туман; туристы; удар; холм; хор; шумел; юла.

2 группа

Аист; апрель; взмахнуть, взмахнул; вихрь; волк; вьют; глаза; журавли; здесь; игра; красивый; крепкую (дружбу); кричат; ландыш; лиса; лужайки; март; народный; нефть; пальто; паучки; (слышу) песню; пингвин; письмо; привет; расти; сады; свиристель; сеют; синицы; стакан; старик; стихи; страна; съест (рыбу); удирать; хвост; яркий (свет).

3 группа

Автобус; арбуз; бежишь, бегут, бежит; блестеть; боец; бугорок, бугорки; взглянуть; везде; везти, вез; веселый; вокруг; вода; вопрос, вопросы; вперед; всегда; всего; вставать, встаю, встаешь, встает; высоко; вышина, (в) вышине; глубоко; глядеть, глядел; (несколько) глотков; декабрь; детский, детскую; дрозд, дрозды; дружили; его, ему; енот; желтеть, желтели; (к) животным; жильё; заяц; здравствуй; известный; интерес; интересный; книжки; когти; комбайн; кошачьи (повадки); кувшин; легкий; легко; (из) лесов; летать, летают; медведь; морковь; мороз; муравей, муравьи; нести, несет; ночную (песню); ноябрь; однажды; океан; окрестный (лес); октябрь; отряд; охотничьи (собаки); (допустить) ошибку; (взял) пиявку; повадки; пою, поешь, поет; помощник; портфель; поход; принести; пролезть; рожь; сбежать; свою (песню); семья; сентябрь; снег, (заметает) снежком; сосновый (бор); спешить, спешит, спешишь; (большеглазые) стрекозы; счастливый; съезд; тепло; тетрадь; тишина; трава; тяжелый; ученик; февраль; хищник; цветы; человек; широко; январь.

Наречия

Вводные замечания. Наречия, образованные с помощью приставок от слов различных частей речи, в соответствии с общими правилами слитного и раздельного написания пишутся слитно. Однако существует объективная сложность разграничения в языке наречий с приставками и сочетаний существительных с предлогами, выражающих, как и наречия, обстоятельственные значения. Кроме того, среди наречий есть значительное количество единиц, традиционное раздельное написание которых не соответствует как общему принципу слитной передачи на письме отдельных слов, так и частным правилам написания наречий. Этим предопределяется во многих случаях словарный порядок установления слитного либо раздельного написания наречий.

В связи с трудностью разграничения приставочных наречий и федложно-падежных сочетаний в данном разделе рассматриваются не только собственно наречия (пишущиеся как слитно, так и раздельно), но и сходные с ними устойчивые сочетания, называемые ниже на-печными сочетаниями. Для обозначения начальных частей, пишущихся слитно или раздельно с последующей частью, используется \ ермин «предлог-приставка».

Этот параграф у Розенталя:
§ 41 п. 3 § 53 п. 1–8

§ 136. Пишутся слитно:

1. Наречия, образованные с помощью приставок от наречий, напр.: вовне, донельзя, доднесь, задаром, зазря, извне, навсегда, назавтра, напополам, напрочь, насовсем, отныне, позавчера, поныне, посейчас, пораньше, послезавтра.

Примечание. Слитно пишущиеся наречия, образованные с помощью приставок от наречий, следует отличать от сочетаний предлогов на и до с неизменяемыми словами, употребляемыми в значении существительных, напр. до завтра, назавтра (ср.: назавтра они расстались и отложить работу на завтра), на вчера, на сегодня, на после, на потом, на хорошо, на отлично; на авось, на нет, на ура.

2. Наречия, образованные от имен прилагательных и включающие в свой состав либо (а) полные формы, либо (б) краткие формы прилагательных (в том числе старые и теперь неупотребляемые), напр.:

а) вживую, вкрутую, внаглую, впервые, вплотную, впрямую, врассыпную, врукопашную, вручную, втихую, вхолостую, вчистую, заранее, зачастую, надаровую, напрямую, наудалую, подчистую;

Примечание 1. Раздельно пишутся наречные сочетания на боковую, на мировую, на попятную, на равных, в целом; раздельное написание наречных сочетаний в открытую и в общем определяется правилом § 137, п. 3.

Примечание 2. Дефисное написание наречий с приставкой по-, образованных от прилагательных (типа по-новому), определяется правилом § 138, п. 2.

б) вдвойне (ср. двойной), вкратце (ср. краткий), вполне, вправо, вообще, дотемна (но: от темна до темна, см. § 137, п. 4), досуха, заодно, запросто, издавна, налегке, начисто, подолгу, попусту, сгоряча, слева, справа, сослепу, сполна, спьяну, снова, сызнова.

3. Наречия, образованные от местоименных слов, напр.: вовсю, вовсе, навовсе, совсем, затем, зачем, оттого, отчего, оттуда, потом, потому, почём, почему, посему, поэтому.

Примечание.О написании слов притом, причем см. § 140, п. 2.

4. Наречия, образованные с помощью приставок в, на от собирательных числительных, напр.: вдвое, втрое, вчетверо, вдесятеро, надвое, натрое, вдвоём, втроём, вчетвером, вдесятером.

Примечание. Раздельно пишутся сочетания предлога по с собирательными числительными, напр.: по двое, по трое, по пятеро.

5. Наречия с первой частью впол-, напр.: вполглаза (смотреть), вполголоса, вполнакала, вполноги (играть, кататься, танцевать), вполоборота, вполроста, вполсилы, вполслуха, вполуха (слушать), вполцены; вполоткрыта, вполпьяна, вполсыта.

Примечание.Раздельно пишутся: а) сочетания предлога в и сложного слова с первой частью пол и второй частью — названием единицы измерения, напр.:ростом в полметра, весом в полтонны, шириной в пол-аршина; б) сочетания, указывающие на время, типа в полпервого (встретиться), в пол-одиннадцатого (прийти).

6. Наречия с пространственным и временным значениями, в которых приставка соединяется с формами существительных верх, низ, перед, зад, бок, высь, глубь, даль, близь, ширь, век, начало, напр.: вверх, вверху, доверху, кверху, наверх, наверху, поверх, поверху, сверху; вниз, внизу, донизу, изнизу, книзу, понизу, снизу; вперёд (и впереди, кпереди, спереди), наперёд, поперёд; взад (икзади, назади, позади, сзади), назад; вбок, набок, обок (но: под боком, см. § 137, п. 1; бок о бок, см. § 137, п. 4), сбоку; ввысь, подвысь; вглубь; вдаль, вдали, издали, одаль, поодаль; вблизи; вширь; ввек, вовек, вовеки, довеку, извека, навек, навеки (но: во (на) веки веков, во (на) веки вечные; из века в век, см. § 137, п. 4); вначале, изначала, поначалу, сначала.

Некоторые из таких наречий могут употребляться в роли предлогов с формой род. п., напр. карниз вверху стены, сноска внизу страницы, сверху холма хорошо видны окрестности, пикник вблизи озера, стоять сбоку стола.

Примечание к пп. 1, 2, 3, 6. Следует различать слитно пишущиеся наречия и совпадающие с ними в буквенном составе, но пишущиеся раздельно сочетания предлогов со словами других частей речи (существительными, прилагательными, наречиями, местоимениями). В таком различении большую роль играет контекст. Именно в контексте выявляется реальное значение и типичные синтаксические связи слов разных частей речи. Ср. следующие пары примеров: уехать насовсем(наречие, отвечает на вопрос «как?») — сослался на совсем старые данные(предлог на, относящийся к существительному данные, + наречие совсем,относящееся к прилагательному старые и образующее с ним
словосочетание); поговорить с кем-нибудь напрямую — выйти на прямую дорогу; действовать заодно с кем-нибудь — посчитать два посещения за одно; удивился, затем рассмеялся (наречие, отвечает на вопрос «когда?») — за тем домом уже поля (предлог за + местоимение тем); вначале (наречие, отвечает на вопрос «когда?») всем было интересно — в начале пути все оживлённо шутили (предлог в + существительное начало, образующее с зависимым от него словом путь словосочетание); посмотреть наверх — с обрыва на верх повозки посыпались камни; вдали виден лес — в дали, скрытой туманом; глядеть вдаль — всматриваться в даль степей; распространяться вглубь и вширь — вникать в глубь, в суть проблемы. В зависимости от понимания текста пишущий может выбрать и слитное, и раздельное написание в таких, например, случаях: погрузиться вглубь (в глубь)океана, зайти вглубь (в глубь) леса, гнездо наверху (на верху) дерева.

Этот параграф у Розенталя:
§ 54

§ 137.Пишутся раздельно:

1. Наречные сочетания предлогов-приставок без, для, до, под, при, про с формами имен существительных (в том числе не употребляющимися вне этих сочетаний), напр.:

без конца, без напряга, без обиняков, без продыху, без просыпа, без разбору, без спросу, без толку, без удержу, без умолку, без устали, без утайки;

для блезиру, для верности, для вида, для затравки, для порядка, для смеха, для сугрева;

до зарезу, до неузнаваемости, до отвала, до полусмерти, до смерти, до упаду, до чертиков;

под боком, под вечер, под гору, под дых, под ключ, под конец, под ложечкой, под микитки, подмышки, под началом, под откос, под ручку, под силу, под спудом, под стать, под уздцы, под уклон, под утро, под хмельком, под шумок;

при смерти, при деньгах, при своем, при своих;

про запас, также с формой возвратного местоимения: про себя (не вслух).

Примечание 1. Пишутся слитно дотла, подчас, подряд, а также подшофе.

Примечание 2. О слитном написании приставки до со словами пространственного и временнбго значения (доверху, донизу) см. § 136, п. 6.

Примечание 3. От наречных сочетаний под мышки, под мышкой и т. п. следует отличать существительное подмышки (ед. ч. подмышка), пишущееся слитно; ср., напр.: натёр (что?) подмышки и натёр (где?) под мышками; пиджак жмёт в подмышках.

2. Наречные сочетания, состоящие из предлога-приставки с и формы род. п. существительного на (), напр.: с виду, с голоду, с испугу, с лёту, с маху, с налёту, с наскоку, с перепугу, с разбегу, с разгону, с размаху, с ходу (и с испуга, с лёта, с налёта, с наскока, с перепуга, с разбега, с разгона, с размаха).

Примечание. Пишутся слитно сразу, сроду, срыву, сряду, срывка, сплеча;слитное написание слов сбоку, сверху, снизу, сначала определяется правилом§ 136, п. 6.

3. Наречные сочетания предлогов-приставок в, с со второй частью, начинающейся с гласных, напр.: в обмен, в обнимку, в обрез, в обтяжку, в обхват, в одиночку, в одночасье, в отместку, в охапку, в охотку, в убыток, в угоду, в укор, в упор, в упрёк, в открытую, в общем, в оба, с иголочки, с изнанки, с оглядкой, с опаской, с отвычки, с охотой, с умом, с умыслом.

4. Наречные сочетания, образованные повторением существительных или числительных с предлогом и пишущиеся в три или четыре слова, напр.: бок о бок, с боку на бок, с глазу на глаз, с часу на час, голова в голову, нога в ногу, след в след, рука об руку, из рук в руки, из века в век, из года в год, раз за разом, раз от разу, раз на раз, из раза в раз, от темна до темна, душа в душу, точка в точку, честь по чести, чин по чину, слово в слово, один на один, двое на двое, трое на трое (но: крест-накрест, см. § 118, п. 2).

5. Наречные сочетания (два или более), в которых существительное, реализующее одно определенное значение, употребляется в различных падежных формах с одним и тем же или разными предлогами, напр.: с ведома ибез ведома, в голову и в головах, в ноги и в ногах (о постели), в сторону и в стороне, на сторону и на стороне, в тупик и в тупике, в особицу и на особицу, на память и по памяти, на совесть и по совести; за границу, за границей и из-за границы; за пазуху и за пазухой, на дом и на дому, на задворки и на задворках, на закорки и на закорках, на карачки и на карачках; на корточки, на
корточках
и с корточек; на кулачки и на кулачках, на кулички и на куличках, на побегушки (взять) и на побегушках, на поруки и на поруках, на попятную и на попятный (двор), на цыпочки и на цыпочках; на четвереньки, на четверенькахи с четверенек; под ложечку и под ложечкой; подмышку, подмышки, под мышкой, подмышками и из-под мышек; под спуд, под спудом и из-под спуда.

Из этого правила имеются исключения, определяемые как традицией написания, так и другими правилами, напр., пишется раздельно со зла, но слитно назло, с изнанки — наизнанку, в одиночку — поодиночке, до зарезу — позарез; пишутся слитно внутрь — внутри — изнутри, вкось — наискось, вперегонки — наперегонки, встарь — исстари, замуж — замужем, наземь — оземь.

Примечание. От наречных сочетаний за границей, за границу, за рубежом, за рубеж, за городом, за город следует отличать существительные заграница (связи с заграницей), зарубеж (работать на зарубеж), загород (летом предпочитаю загород). О существительном подмышки (ср. наречное сочетаниеподмышки) см. § 137, п. 1, примечание 3.

Этот параграф у Розенталя:
§ 53 п. 11 § 53 п. 9–10 § 53 п. 13

§ 138. Пишутся через дефис:

1. Наречия с приставкой в- (во-), образованные от порядковых числительных, напр.: во-первых, во-вторых, в-третьих, в-десятых (так же пишется в-главных, в-последних).

2. Наречия с приставкой по-, оканчивающиеся на -ому, -ему, -ски, -цки, -ьи,образованные от прилагательных (в том числе от местоименных прилагательных мой, наш, всякий и т. п.), напр.: по-новому, по-пустому, по-прежнему, по-хорошему, по-вашему, по-твоему, по-своему, по-другому, по-всякому (так же пишется вводное слово по-видимому), по-Петиному (от прилагательного Петин); по-всячески, по-людски, по-дружески, по-русски, по-немецки, по-казацки, по-лисьи, по-собачьи (и просторечные по-ихнему, по-нашенски, по-каковски); наречия по-его, по-её, по-их, образованные от несклоняемых местоименных прилагательных; по-социал-демократически, по-жюлъ-верновски, по-тёти-Валиному.

Примечание 1. Так же пишутся образованные от существительных наречия по-латыни (читать по-латыни, т. е. на латинском языке, но: занятие по латыни), по-матери, по-матушке (матом), по-человечеству.

Примечание 2. Пишется через дефис наречие на-гора.

Примечание 3. О правописании наречий с элементами -то, -либо, -нибудь, кое- (кой-), -таки см. § 135 и 143, п. 2 в.

Примечание 4. Наречия, образованные повторами, типа чуть-чуть, давным-давно, крепко-накрепко, волей-неволей, мало-помалу, сикось-накось, пишутся через дефис по правилу § 118, пп. 1 и 2. Наречие точь-в-точь пишется по традиции с двумя дефисами.

Этот параграф у Розенталя:
§ 53 прим. § 54 прим.

§ 139.Во всех остальных (не регламентированных в § 136 — 138) случаях наречия (наречные сочетания) пишутся слитно либо раздельно, причем их написание устанавливается в словарном порядке. Написание таких единиц не зависит ни от употребительности той части слова, которая следует за предлогом-приставкой, ни от самого предлога-приставки и определяется лишь письменной традицией. Подавляющее большинство этих наречий (наречных сочетаний) образованы из предложно-падежных форм существительных или являются такими формами.

Ниже приводятся примеры наречий и наречных сочетаний по алфавиту предлогов-приставок в, за, к, на, от, по, с. Слитное или раздельное написание таких наречий и наречных сочетаний регламентируется академическим «Русским орфографическим словарем». Напр.,

пишутся слитно: ввечеру, вволю, вгладь, вгорячах, вдоволь, вдобавок, взаймы, взаперти, вконец, влёт, вмиг, воистину, вовремя, вокруг, вперевалку, вперегиб, вперемешку, вповалку, впопыхах, впотьмах, впритык, впроголодь, впросак, впросонках, вразвалку, вразброд, вразлад, вразрядку, врасплох, всерьёз, вслух, второпях; пишутся раздельно: в бегах, в глубину, в голос (кричать), в долг, в ладах, в насмешку, в нетях, в ногу, во благовремение, во всеоружии, во всеуслышание, в пандан, в придачу, в разлив и в розлив, в рассрочку, в розницу, в сердцах, в старину, в тягость, в ходу, в ходе, в шутку;

пишутся слитно: запанибрата, заподлицо, зараз; пишутся раздельно: за бесценок, за глаза, за грудки, за душой, за здравие, за полночь, за полдень, за упокой, за шкирку;

пишутся слитно: кнаружи, кстати; пишутся раздельно: к лицу, к месту, к слову;

пишутся слитно: навзничь, навстречу, навыпуск, навытяжку, наголову (разбить), наизусть, наискосок, налицо, наоборот, наобум, напоказ, напролом, напропалую, нарасхват, наряду, насмарку, насмерть, наспех, настороже, натощак, наугад, наутёк, наутро, начеку, начистоту, нашармака, наяву;пишутся раздельно: на арапа, на бегу, на беду, на весу, на глазах, на днях, на дыбы, на излёте, на износ, на лад, на лету, на отшибе, на ощупь,, на пару, на плаву, на подбор, на подержание, на подхвате, на потребу, на пропой, на радостях, на раззавод, на редкость, на рожон, на рысях, на скаку, на славу, на слух, на сносях, на стрёме, на убой (кормить), на фуфу, на цугундер, на часах, на шарап, на юру;

пишутся слитно: отроду, отчасти; пишутся раздельно: от души, от сердца, от пуза;

пишутся слитно: повечеру, поистине, понаслышке, поперёк, пополам, пополуночи, посередине, поутру, пошепту; пишутся раздельно: по вечерам, по вызову, по горло, по дешёвке, по душам, по злобе, по максимуму, по нутру, по первости, по плечу, по сегодня, по старинке, по уполномочию, по уши, по ходу;

пишутся слитно: слишком, снаружи, сплеча, спозаранку, спросонок; пишутся раздельно: с бухты-барахты, с гаком, с горя, с душком, с кандибобером, с кондачка, с листа, с лихвой, с напрягом, с панталыку, с поличным, с сердцем.

Примечание. О различении слитно пишущихся наречий и пишущихся раздельно сочетаний существительных с предлогами (слишком далеко — пять километров с лишком) см. примечание к § 136.

Синонимия

План.

1. Понятие о синонимах. Типы синонимов (семантические, стилистические и семантико-стилистические; абсолютные, языковые и речевые (контекстуальные)).

2. Синонимический ряд.

3. Сочетаемость слов-синонимов с другими словами. Синонимы и многозначность.

4. Пути возникновения синонимов. Морфологические разряды синонимов.

5. Стилистическая роль синонимов. Функции синонимов.

1. Понятие о синонимах.

Разнозвучащие слова одной части речи, обозначающие одно и то же явление объективной действительности, но различающиеся оттенками значения, стилистической окраской или тем и другим одновременно, называются синонимами (греч. synonymos – одноименный).

Например, слова круглый, обрывистый, отвесный называют один и тот же признак, но с различными оттенками в значении: крутой – резко снижающийся; обрывистый – крутой и неровный; отвесный – очень крутой. Cлова лоб и чело обозначают один и тот же предмет – верхнюю часть лица, но различаются в стилистическом отношении: лоб – слово общеупотребительное, стилистически нейтральное, a чело – архаизм, употребляющийся в поэтическом стиле.

Слова возражать, протестовать, перечить обозначают одно и тоже действие, но различаются оттенками значения и стилистическим употреблением: Bозражать употребляется во всех стилях речи в значении: выражать несогласие с кем-, чем-либо, слово протестовать – книжное, имеет значении: выражать резкое несогласие с чем-нибудь; перечить употребляется в разговорной речи в значении: говорить наперекор.

Типы синонимов. Смысловые и стилистические различия позволяют выделить следующие типы синонимов: семантические, стилистические и семантико-стилистические.

Семантические синонимы – это слова, различающиеся оттeнкaми значения.

Оттeнки могут обозначать:

a) степень проявления признака: подъем, воодушевление; увлечение, страсть; приятель, дрyг; быстрый, молниеносный; горячий, жaркий; быстрo, стремительно; бежать, нестись; сердиться, злиться;

б) объем охватываемых явлений – расширение или сужение значения: договоp, соглашение; взрослый, совершеннолетний; педагогический (труд), учительский (труд); готовить, вapить; догнать, нагнать (в приведeнных парах синонимов первые слова ширe по значению, чем вторые);

в) абстрактность и конкретность: высота, вышина; пyть, дорогa; существовать, жить; бессознательно, невольно; трудиться, работать; мыслить, думать (первые слова приведенных пар синонимов имеют абстрактное значение, а вторые – конкретное);

г) дополнительное значение: гарантировать – ручаться, обеспечивать – не только гарантировать, но и создать условия для выполнения гарантий; свойство – характерная особенность, качество – особенность положительная или отрицательная; метель – сильный ветер со снегом, буран – метель в степи, вьюга – снежная буря с переменным направлением ветра; открыть – открыть что-нибудь закрытое, oтпереть – открыть что-нибудь запертое на замок, отворить – раскрыть створки чего-нибудь.

Стилистическими синонимами называются слова, одинаковые по значению, но различные по стилистическим оттенкам. Синонимы этого разряда неоднородны.

Среди них выделяются следующие группы:

а) слова с различной стилистической окраской – общеупотребительные и книжные, разговорные, просторечные или бранные: аплодировать, рукоплескать, хлопать; запрещать, возбранять; эабыть, запамятовать; спать, почивать, дрыхнуть; растратить, расточить, растранжирить; враг, недруг; реакционер, мракобес; лицо, лик, морда; умный, башковитый; скучный, нудный; немного, малость; откровенно, начистоту;

б) слова, относящиеся к различным историческим периодам существования языка, – устарелые и новые: аэроплан, самолет; голкипер, вратарь; вкуnе, вместе; поелику, поскольку; сей, этот; вельми, очень; вития, оратор;

в) слова, употребляемые в различных сферах, – общенародные и диалектные, профессиональные, жаргонные: колыбель, зыбка; горшок, кринка; ухват, рогач; говорить, гутарить; дюже, ажно; страница, полоса (газетн.); хвост, пушняк (у белки); повар, кок (морск.); родители, предки; хорошо, законно;

г) слова, различные по происхождению, – исконно русские и иноязычные: торговля, коммерция; вывоз, экспорт; подлинник, оригинал; сельскохозяйственный, аграрный; недостаток, дефицит; отступить, ретироваться; амурный, любовный; мысль, идея; разобщить, изолировать; сосредоточивать, концентрировать; обстановка, ситуация;

д) слова с прямым обозначением предмета и эвфемизмы: уборная, туалет; умер, скончался; злой, недоброжелательный; сумасшедший, душевнобольной;

е) фразеологизмы и слова: оказать помощь, помочь; бить баклуши, бездельничать; кот наплакал, мало.

Синонимы, различающиеся оттенками значения и стилистической окраской, называются семантико-стилистическими. Например, слова вынимать и извлекать означают «доставать что-нибудь изнутри». Но во втором слове имеется оттенок их общего значения: «доставать что-нибудь с некоторым трудом». Кроме того, слова эти имеют стилистическое различие: первое – общеупотребительное, а второе – книжное. Слова долгий и длительный объединены общим значением: «имеющий большое протяжение во времени».

Но во втором слове имеется оттенок: «необычно долгий». Различаются они и в стилистическом отношении: долгий – общеупотребительное слово, длительный – книжное. Слова поэт и стихоплёт обозначают одно и то же: сочинитель стихов. Но второе слово отличается от первого как оттенком значения – плохой, бездарный сочинитель стихов, так и стилистически – относится к разговорному стилю речи.

Слова идти и плестись объединены общим значением: перемещаться в том или ином направлении, но второе слово имеет дополнительное значение: идти медленно, вяло – и употребляется в разговорном стиле речи. Слова долг и обязанность имеют общее значение: все, что следует делать тому или иному лицу; но они отличаются по значению и стилю: первое слово более отвлеченное и книжное, второе – конкретное и общеупотребительное.

Абсолютные синонимы. В языке очень мало таких слов, которые без особого различия могут употребляться одно вместо другого в любых контекстах. Например: языкознание – лингвистика, приставка – префикс, правописание – орфография, передник – фартук, фрикативный – щелевой. Такие слова называются абсолютными синонимами, или лексическими дублетами. Но их существование в языке недолговечно. С течением времени абсолютно тождественные слова разграничиваются в стилистическом или семантическом отношении. Так, слова голкипер и вратарь в одно время были абсолютно одинаковы; но со временем первое слово устарело.

Слова верить и веровать еще в XIX в. были идентичными; Но муж любил ее сердечно, в ее затеи не входил, во всем ей веровал беспечно (Пушк.); теперь в этом значении употребляется только слово верить; слово веровать устарело и имеет оттенок торжественности: 0 Русь, nокойный уголок, тебя люблю, тебе и верую (Есен.). Слова гость и купец когда-то были тождественными, теперь же они перестали быть синонимами.

Синонимы языковые и речевые. Синонимы рассмотренных разрядов можно назвать подлинными, или постоянными, так как они представляют собой устойчивые лексические единицы, сложившиеся в языке объективно и существующие в нем длительное время. В них оттенки значения тесно связаны с основным значением. Это синонимы языка.

Наряду с языковыми синонимами выделяются так называемые контекстуальные, или функционально-речевые, синонимы, то есть слова, сближающиеся по значению с другими словами только в данном речевом контексте. Это речевые, или временные, синонимы. В их роли может быть любое слово. Например, А. М. Горький употребил слово стукнуть в значении «поставить»: Вышла румяная девка и стукнула на стол самовар; а слово воткнуть в значении «взглянуть»: Офицер прищурил глаза и воткнул их на секунду в рябое, неподвижное лицо; А. А. Фет ввел слово очи в следующий контекст: Долго ль впивать мне мерцание ваше, синего неба пытливые очи?, где оно приобрело значение «звезды». Такие слова не входят в устойчивую систему синонимических отношений.

2. Синонимический ряд.

В любом типе синонимов имеется общее и различное. По общему значению слова объединяются в синонимические ряды, или гнезда. В составе синонимического ряда всегда имеется основное, или стержневое, слово, которое принято называть доминантой (от лат. dominans, dominantis – господствующий). В качестве доминанты обычно выступает стилистически нейтральное слово, наиболее четко передающее общее значение всех слов синонимического ряда. Оно наиболее употребительное и обычно не имеет дополнительных оттенков значения.

В других словах содержатся смысловые или стилистические оттенки. Например, в синонимическом ряду бросать, кидать, метать, швырять доминантой является слово бросать, поскольку оно наиболее употребительное, стилистически нейтральное, не имеет дополнительного значения, а передает только основное значение; в словах метать и швырять имеются дополнительные значения: метать – «целенаправленно бросать», швырять – «бросать с раздражением или небрежно»; слово кидать имеет стилистическую окраску разговорной речи.

В ряду груз, nоклажа, кладь, ноша, багаж основное слово груз, так как оно наиболее употребительно. В ряду громкий, звучный, зычный, оглушительный, громовой стержневое слово – громкий, ибо в нем отсутствует дополнительное значение. В ряду издавна, искони, uccтapu, издревле доминанта – слово издавна, поскольку оно употребительнее всех отстальных слов. В качестве доминанты моrут выступать не только исконно русские, но и широкоупотребительные иноязычные слова: реальный, аромат, процесс, авторитет.

По своему объему синонимические ряды неодинаковы. Одни иэ них состоят из двух-трех слов, а другие объединяют большое количество слов и словосочетаний: мускул, мышца; цвет, краска, колер; плохой, дурной, неудовлетворительный дрянной, скверный, паршивый, никудышный, аховый; иcтратить, извести, промотать, расточить, израсходовать, спустить, убухать, прожить, издержать, просадить, pacтратить, растранжирить, ухлопать, ухнуть, разбазарить, пустить в трубу.

Итак, слова, входящие в синонимические ряды, отличаются оттенками значения. Однако не всегда легко распознать эти оттенки. Например, трудно определить, какими оттенками значения отличаются синонимы бесстрашный и безбоязненный, смешной и комичный, даровитый и талантливый, помешанный и сумасшедший, дотрагиваться и прикасаться, верховой и конный, отблеск и отсвет, ощущение и чувство, зapaнее и наперед, утес и скала, кончить и прекратить.

Граница синонимического ряда. Отнесение слова к синонимическому ряду проводится на основе сопоставления его с доминантой. Если основное значение сопоставляемого слова совпадает со значением доминанты, то такое слово относится к данному синонимическому ряду.

Однако во многих случаях нелегко определить, имеем ли мы дело с оттенками общего значения двух или нескольких слов или же это общее значение разрушилось и слова, называющие понятия, не являются синонимами. Например: гореть и дымить, достижение и результат, умный и сообразительный, пожилой и старый.

Каждую из этих пар слов нельзя свести к одному основному значению, следовательно, они не являются синонимами: гореть – «давать свет, пламя», а дымить – «выделять дым»; достижение – положительный результат, успех, а результат – конечный итог чего-либо, который может быть и положительным и отрицательным; умный – обладающий большим, ясным умом, а сообразительный – хорошо, быстро соображающий; пожилой – немолодой, зрелого возраста, а старый – проживший много лет, ,достигший старости.

Нельзя считать синонимами также слова, связанные по смыслу, но называющие различные явления: а) родовые: автор, писатель; лошадь, кобыла; дерево, бук; рыба, карась; одежда, костюм; обувь, туфли; двигаться, летать; б) видовые: прозаик, позт, драматург; основа (слова), корень (слова); nалка, трость, дубинка; в) сходные по функ ции: изба, дом, дворец, палаты, хата, юрта, кибитка, шалаш.

3. Сочетаемость слов-синонимов с другими словами.

Синонимы различаются неодинаковой возможностью сочетания с другими словами. Так, слова базар и рынок, ряд и шеренга, очевидец и свидетель, смелый и храбрый, иностранный и заграничный, опткрыть и разинуть очень близки по значению и могут взаимно заменить друг друга: пойти на базар (на рынок); построить в ряд (в шеренге); очевидец (свидетель) событий; смелый (храбрый) солдат; иностранный (заграничный) товар; открыть (разинуть) рот, клюв, пасть. Но в сочетании с другими словами приведенные пары слов не могут быть взаимозаменяемыми.

Так, только слово рынок сочетается со словом мировой (нельзя сказать «мировой базар»); только слово ряд сочетается со словом случай (нельзя сказать «шеренга случаев»); можно сказать только: остаться наедине, без свидетелей; при свидетелях сказать, пригласить в свидетели (слово очевидец в этих соче­таниях употребить нельзя); только слово смелый сочетается со словами тезис, вывод (нельзя сказать «храбрый вывод, тезис», «храбрая идея», «храброе решение»); можно сказать только: иностранный язык (не «заграничный»); заграничные большевистские группы (не иностранные»); только слово открыть сочетается со словами дверь, магазин, окно (нельзя сказать «разинуть дверь».

Поэтому утверждение о взаимозаменяемости как критерии синонимичности слов следует принимать с оговорками. Действительно, взаимозаменяемость слов – верное доказательство их синонимичности. Ho, как видно из приведенных выше примеров, далеко не все синонимы могут выступать один вместо другого. «В языке нет двух или нескольких слов, – писал Ф. И. Буслаев, – значащих решительно одно и то же, как две капли воды. Даже слова лоб и чело, глаза и очи, вострый и острый, венец и корона и др. при одинаковом значении выражают различные оттенки».

Следовательно, речь может идти о частичной взаимозаменяемости, поскольку существуют контексты, где замена одного синонима другим невозможна. В этом и проявляется системность лексических связей слов между собой.

Синонимы и многозначность.

Синонимика тесно связана с многозначностью слова. Многозначное слово соответственно разным своим значениям входит одновременно в несколько синонимических рядов. Например, синонимами слова недостаток являются слова, брак, дефект, изъян, недочет, порок, слабость, грех; но то же слово недостаток другим своим значением входит в синонимический ряд: нехватка, пробел, дефицит. К слову краткий могут быть подобраны синонимы короткий, кратковременный, мимолетный, минутный, мгновенный, непродолжительный, скоротечный, быстролетный; но другим своим значением то же слово краткий входит в синонимический ряд: сжатый, лаконичный, короткий. Слово взгляд по одному своему значению синонимично слову взор, а по другому своему значению входит в синонимичeский ряд: воззрение, убеждение, мнение, суждение, точка зрения.

4. Пути возникновения синонимов.

Русский язык пополняется синонимами за счет:

а) образования новых слов: восстанавливать, воспроизводить, воссоздавать, возрождать, воскрешать, возобновлять;

б) усвоения иноязычныхслов: воспоминания, мемуары;

в) проникновения в литературный язык диалектизмов, профессионализмов, жаргонизмов, просторечных слов: жниво, стерня; рулевое колесо, штурвал, баранка; вop, жулик, мазурик; восстанавливать, настраивать, науськивать;

г) развития новых значений слова: подозрительный, сомнительный, темный – ср.: темный, сумрачный, неосвещенный; местонахождение, расположение, география (полезных ископаемых).

Морфологические разряды синонимов.

Синонимы распространены среди слов всех частей речи. Ими могут быть имена существительные: гнев, ярость; усердие, прилежание; склон, откос; волк, бирюк; прилагательные: добрый, добросердечный, человечный, отзывчивый, гуманный; наречия: дословно, буквально; вскользь, слегка, мимоходом; часто, нередко; холодно, студено; глаголы: определять, находить, распознавать, диагностировать, устанавливать, мерить, измерять, фиксировать; местоимения: всякий, каждый; некто, кто-то; что-либо, что-нибудь; сей, этот; служебные части речи: так как, потому что; чем, нежели; как, ровно; и, да; чтобы, дабы.

Следует отметить, что в синонимические отношения вступают далеко не все слова. Синонимов не имеют а) большинство слов, обозначающих совершенно конкретные предметы, признаки и действия: вода, волосы, гусь, кость, лист, лёд, книга, нога, окно, овца, песок, стекло, стул, тетрадь, белый, розовый, лежать, сидеть, таять и под.; б) собственные имена: Кирилл, Одесса, Карпаты, Дунай и др.; в) слова-термины (как правило): атом, аффикс, анальгин, бенуар, фагот и др.

5. Стилистическая роль синонимов.

Синонимы широко используются в нашей речи как стилистическое средство. С их помощью можно передать тончайшие оттенки смысла и таким образом более точно выразить свои мысли, а также разнообразить свою речь, избежать повторения одинаковых слов.

Синонимика языка, умело использованная писателями и публицистами, – средство живого и красочного отображения жизни, создания комических ситуаций, образной речи, например: У нас порой бывает дисциплина, выражаясь беспризорным языком, «занудная», скучная, дисциплина разглагольствования, понукания, надоедания болтовнёй. Вопрос о том, как сделать дисциплину приятной, увлекательной, задевающей за живое, является вопросом просто педагогической техники (Мак.).

Фонетический разбор

Метод проведения лабораторной работы: закрепление изученного материала, аудиторная работа.

Форма контроля: проверочная работа

План:

1. Методика фонетического разбора.

План фонетического разбора:

А. Фонетическая запись анализируемого слова.

Б. Количество слогов, букв, звуков.

В. Запись соответствия букв и звуков.

Г. Фонетический анализ гласных и согласных звуков.

– Для гласных: ряд, подъем, лабиализованность.

– Для согласных: соотношение голоса и шума, участие в артикуляции верхнего нёба, место образования, тип преграды, тип воздушного прохода.

Образец: женишок [жън’иешóк] – 2 слога, 8 букв, 8 звуков.

ж – [ж] – согласный, шумный звонкий, твёрдый, переднеязычный нёбный, щелевой, непрерывный.

е – [ъ] – гласный, средний ряд, средний подъем, нелабиализованный.

н – [н’] – согласный, сонорный, мягкий, переднеязычный нёбный, проточный, непрерывный.

и – [ие] – гласный, передний ряд, верхний подъем, нелабиализованный.

ш – [ш] – согласный, шумный глухой, твёрдый, переднеязычный нёбный, щелевой, непрерывный.

о – [ó] – гласный, задний ряд, средний подъем, лабиализованный.

к – [к] – согласный, шумный глухой, твёрдый, заднеязычный, взрывной, прерванный.

Задание. Сделайте полный фонетический разбор подчеркнутых слов.

1. Сыплет черёмуха снегом.

Зелень в цвету и росе.

В поле, склоняясь к побегам

Ходят грачи в полосе (С. Есенин).

2. Я пережил свои желанья,

Я разлюбил свои мечты;

Остались мне одни страданья,

Плоды сердечной пустоты (А.С. Пушкин).

Проверочная работа. Сделайте полный фонетический разбор следующих слов: вариант 1 – «пуская», вариант 2 – «предаюсь», вариант 3 – «надежде», вариант 4 – «украдкой», вариант 5 – «блеснет», вариант 6 – «сладкой».

Пуская в свет мои мечты,

Я предаюсь надежде сладкой,

Что, может быть, на них украдкой

Блеснет улыбка красоты (А.А. Фет).

Домашнее задание.

Задание 1.Подготовьтесь к контрольной работе по фонетике.

Задание 2.Выполните тесты для самопроверки (С. методички). Сверьте свои ответы с ответами, представленными в ключах.

Лабораторное занятие № 10

Контрольная работа по фонетике

Вариант 1

Задание 1.

Затранскрибируйте текст:

Я кончил книгу и поставил точку

И рукопись перечитать не мог.

Судьба сгорела между строк,

Пока душа меняла оболочку.

(А. Тарковский. Рукопись).

Задание 2.

Выпишите из текста примеры с а) ассимиляцией по глухости, б) полной редукцией (в транскрипции).

Слово «гюль» – роза – для перса и особенно для персианки является очаровательнейшим из слов, и сама Персия у поэтов получила название «Гюлистана» – сада цветов. И действительно, здесь всюду розы. Ими переполнены и сады. И внутренние дворы, ими украшены все комнаты, купальни, могилы; без них не обходится ни одного торжества, ни одного праздника.

Особенно же красив бывает в Кашмире праздник распускающейся розы. Он происходит обыкновенно в то время, когда только начинают зацветать там розы. Тогда отовсюду стекаются в Кашмир молодые люди и, гуляя по улицам с корзинами роз, бросают ими в прохожих. Тот или та, в кого попали розы, считаются счастливцами и обязаны в свою очередь дать попавшему в них какой-нибудь подарок. И все с удовольствием отдариваются, так как уверены, что осыпавший их поток роз принесет им счастье.

(Н.Ф. Золотницкий. Цветы в легендах и преданиях).

Задание 3.

Фонетический анализ слова

гуляя.

Вариант 2

Задание 1.

Затранскрибируйте текст:

Я шел сквозь рощу. Ночь легла

Вдоль по траве, как мел бела.

Торчком кусты над нею встали

В ножнах из разноцветной стали,

И тосковали соловьи…

(Н. Заболоцкий).

Задание 2.

Выпишите из текста примеры с а) ассимиляцией по глухости, б) полной редукцией (в транскрипции).

Нелюбившая и избегавшая долгое время Амура, Флора была все-таки, наконец, поражена его стрелой и воспылала к нему с этой минуты страстной любовью.

Но хитрый божок, добившись желаемого, начал тогда, в свою очередь, избегать Флору, и вот тогда-то, в неудовлетворенной страсти, она решила создать цветок, который и смеётся, и плачет, и соединяет в себе грусть и радость.

Увидев выраставший в руке своей чудный цветок, богиня в восхищении хотела воскликнуть: «Эрос» (так звали греки Амура), но, застенчивая от природы, запнулась, покраснела и, проглотив первый слог, крикнула только: «рос». Росшие вокруг цветы подхватили это слово, и с той поры цветок этот и стал называться розой.

(Н.Ф. Золотницкий. Цветы в легендах и преданиях).

Задание 3.

Фонетический анализ слова

решила.

Вариант 3

Задание 1.

Затранскрибируйте текст:

С добрым сердцем, открытым взглядом

Он идёт и идёт сквозь года.

Рядом смерть проходила, и рядом

Пострашней проходила беда…

(С. Щипачёв).

Задание 2.

Выпишите из текста примеры с а) ассимиляцией по глухости, б) полной редукцией (в транскрипции).

По всему видно, что кошки предпочитают несколько приподнятые наблюдательные пункты, так же как их предки любили сидеть на ветвях, поэтому всякая кошка с удовольствием примет в свой обиход полочку за «дерево» для царапания. Предоставьте котёнку самому выбрать «спальное место» и скоро увидите, где он лучше всего себя чувствует. Однако с самого начала надо попытаться устроить ему «спальное место» в том помещении, которое вы хотели бы видеть его основным обиталищем. Возьмите корзинку или ящик, сгодится и картонная коробка из-под обуви или шляпы.

(В.Я. Сквирский. Кошки).

Задание 3.

Фонетический анализ слова

обиход.

Вариант 4

Задание 1.

Затранскрибируйте текст:

Никакою тропой не вернуться к тебе, невидимке,

Но, проглянув сквозь годы тревог и нежданных потерь,

У лесного ручья на случайно удавшемся снимке

Ты стоишь под черемухой в платье, не модном теперь.

(В. Шефнер).

Задание 2.

Выпишите из текста примеры с а) ассимиляцией по глухости / звонкости, б) неполной редукцией (в транскрипции).

Вступая в деловые контакты с английскими фирмами, необходимо учитывать специфику английского бизнеса. Прежде всего надо отметить, что деловой мир Великобритании неоднороден не только в социальном плане, но и по своей «цеховой» специализации, что в принципе отличает его от деловых кругов других стран.

Английский бизнесмен – это вышколенный, эрудированный человек, в котором сочетаются высочайшая профессиональная подготовка и своеобразный политический инфантилизм. Чисто человеческие факторы имеют для него огромное значение. Он не замыкается в своей работе, а имеет широкий круг интересов, связанных не только с экономикой, но и спортом, литературой, искусством…

(В.И. Венедиктова. О деловой этике и этикете).

Задание 3.

Фонетический анализ слова

работе.

Вариант 5

Задание 1.

Затранскрибируйте текст:

Людские упрёки – фальшивая совесть людская…

Не плачь, не горюй, проясни отуманенный взор твой!

Ведь я не судья, не палач, – хоть и знаю, что злая

Молва подписала – заочно; смеясь – приговор твой.

(Я. Полонский).

Задание 2.

Выпишите из текста примеры с а) ассимиляцией по глухости, б) полной редукцией (в транскрипции).

Под Дугласом шептались травы. Он опустил руку и ощутил их пушистые ножны. И где-то далеко, в теннисных туфлях, шевельнул пальцами. В ушах, как в раковинах, вздыхал ветер. Многоцветный мир переливался в широких зрачках, точно пёстрые картинки в хрустальном шаре. Лесистые холмы были усеяны цветами, будто осколками солнца и огненными клочками неба. По огромному опрокинутому озеру небосвода мелькали птицы, словно камушки, брошенные ловкой рукой. Дуглас шумно дышал сквозь зубы, он словно вдыхал лёд и выдыхал пламя. Тысячи пчёл и стрекоз пронизывали воздух, как электрические разряды. В каждом его ухе стучало по сердцу, третье колотилось в горле. Тело жадно дышало миллионами пор.

(Р. Бредбери. Вино из одуванчиков).

Задание 3.

Фонетический анализ слова

ловкой.

Вариант 6

Задание 1.

Затранскрибируйте текст:

Во мне живёт глухое беспокойство

Древесных крон, не спящих по ночам,

Я, как стихи, предсказываю свойства,

Присущие и людям, и вещам.

(А. Тарковский. Посвящение).

Задание 2.

Выпишите из текста примеры с а) ассимиляцией по глухости/звонкости, б) полной редукцией (в транскрипции).

Традиции – не только чай с горячим молоком или золоченая карета с дорогим эскортом драгун в медных касках и красных средневековых мундирах при торжественных выездах королевы. Традиции – это прежде всего устоявшийся порядок того, что, как и когда именно делать. Английский годовой календарь расписан по дням. Можно на годы вперёд предугадать и, если не произойдёт ничего сверхэкстраординарного, не ошибиться, что в середине января возобновит свою сессию после рождественских каникул британский парламент; что в мае откроется выставка Королевской академии искусств, где будут демонстрироваться произведения живописи, графики и скульптуры современных английских художников; что в конце февраля – начале марта в залах «Олимпии» не протолкнёшься от любопытных посмотреть на «идеальный дом» и «идеальные» предметы домашнего обихода; что почти одновременно с художниками цветоводы будут демонстрировать своё искусство на «Представлении цветов» в Челси, что в июне состоится очередная Хенглейская регата, скачки «Дерби» на ипподроме в Эпсоме…

(В. Осипов. Британия глазами русских).

Задание 3.

Фонетический анализ слова

стены.

Словообразовательные упражнения

Словообразовательный разбор и разбор слова по составу. Основные методы изучения.

Принципы методики изучения словообразовательных понятий.

Значение, цели и задачи изучения словообразования в школе.

2. Структура и содержание курса словообразования. Словообразовательные понятия, изучаемые в школе.

1. Место, значение и задачи изучения словообразования в школе

Под словообразованием в школьном курсе русского языка, в отличие от академической науки, понимается изучение морфемного состава слова и способы образования производных слов. Этот раздел изучается в шестом классе в составе грамматики, предшествуя морфологии именных частей речи и следуя за лексикой и фразеологией в 5 классе.

Словообразование стало изучаться в средней школе с 1970 года. Это позволило ученикам получить знание о, структуре слова и способах словопроизводства, о способах выражения различных значений, о различных способах образования производных слов.

Изучение словообразования способствует обогащению словарного запаса учащихся, сознательному усвоению орфографических правил, которые действуют в морфемах, содержащих орфограмму; пониманию типологии значимых частей, классифицируемых с учетом выражаемого значения, выполняемой функции и стилистической окраски. Задачи изучения словообразования в средней школе: – познакомить школьников с морфемным составом слова;

- изучить типологию морфем с точки зрения места в слове, типа выра­жаемого значения, выполняемой функции;

научить школьников разграничивать производные и непроизводные слова;

- познакомить с механизмом образования слов различных частей речи и характером отношений между производным словом и производящим;

- способствовать обогащению речи учащихся однокоренными словами с синонимичными морфемами, которые употребляются с учётом конкретной речевой ситуации;

- показать роль производных слов как средства связи предложений в тексте и однокорневых слов для раскрытия темы текста.

2. Словообразовательные понятия, изучаемые в школе

В школьном курсе словообразования работают над тремя группами поня­тий:

1) понятия, связанные с морфемной структурой слова; 2) понятия, связанные с образованием слов; 3) понятия, связанные с морфемным и словообразовательным анализами слов.

К 1-й группе понятий относятся значимые части слова: морфема, морфемы формообразующие (словоизменительные), морфемы словообразовательные; основа; основа слова, окончание; корень, приставка, суффикс, постфикс, соединительная морфема.

Ко 2-й – непроизводные слова, производные слова, производящая часть, словообразовательное средство, словообразовательное значение; способы образования слов, суффиксальный способ, приставочный, приставочно - суффиксалъный, постфиксальный, переход слов из одной части речи в другую; сложение основы и целого слова, сложение нескольких основ в сочетании с суффиксальным способом, сложение сокращенных основ, слияние.

К 3-й – морфемный разбор слова, словообразовательный разбор слова.

Часть понятий первой группы, а также разбор слова по составу изучаются в начальной школе; повторяются в курсе 5-го класса при изучении правописания слов и работе над смысловой стороной слова, когда знакомятся с тем, какие части слова передают его лексическое значение, а какие – выражают грамматическое значение. В курсе 6-го класса учащиеся получают общее представление о различии между словоизменением и словообразованием, совершенствуют умение находить корень, приставку, суффикс, окончание, определять основу слова при решении орфографических задач.

Исходным понятием в курсе 6-го класса является словообразование как раздел науки о языке, противопоставляемый словоизменению. У учащихся должно сложиться представление о слове и его форме, о том, что в результате словообразовательных процессов образуются разные однокоренные слова; при помощи же словоизменительных морфем (в ходе изменения окончаний при склонении и спряжении и добавления к основе словоизменительных суффиксов) образуются разные грамматические формы одного и того же слова. При этом важно подчеркнуть, что словоизменение не фиксируется словарями, так как в словарях помещаются слова в их начальной форме.

Основными словообразовательными понятиями в курсе 6-го класса являются производные и непроизводные слова, производящая часть, словообразовательное средство, способы образования слов.

При изучении раздела наибольшую трудность вызывают такие понятия, как производное, непроизводное, производящее. «К непроизводным относятся слова, которые не образованы от других слов. Среди них по морфемному составу выделяются две группы слов. В одну группу входят изменяемые слова, состоящие из корня, окончания, например: стен-а, весн-а, пап-а, стекл-о, степь-, ручей- и т.д. Другую группу составляют неизменяемые слова типа бра, пальто, мяу, брысь, ох, для, около, ведь, мимо, там, состоящие только из корня. Слова обеих групп имеют нечленимую основу, которая материально равна корню...

К производным относятся слова, образованные от других слов, например: стен-к-а, весен-н-ий, пап-очк-а, стёкл-ъпик-о, степ-н-ой, шкаф­чик, руче-ёк [ру-че[й]-ок]».

О производящей части у А. Н. Тихонова сказано: «Производное слово всегда двухкомпонентно. Оно состоит из производящей части и словообразовательного средства. В качестве производящей части в русском языке выступает основа слова, или всё слово, или их комбинация. Так, при образовании слов стенка, весенний, папочка и т.п. использована основа слова стен(а), весн(а), пап(а); при создании слов подгруппа, антитела, аморальный, спрыгнуть, вбежать и т.п. использованы слова группа, тела, моральный, прыгнуть, бежать целиком. Комбинации двух основ, основы и слова или двух слов встречаются при образовании сложных и составных слов. Например: слова водовоз, землемер, нервотрепка образованы на базе основ двух слов: вод (а) и воз(итъ) (воду возить), земл(я) и мер(ить) (землю мерить), нерв и треп(атъ) (нервы трепать); слова чёрно-белый, лесостепь созданы на базе производящих основ (чёрн-, лес-) и производящих слов (белый, степь); при образовании составных слов диван-кровать, плащ-палатка использовано по два слова (диван и кро­вать, плащ и палатка). Таким образом, производящая часть может быть равна основе производящего слова (лист – листва), слову (автор – со­автор), словосочетанию (вечерняя газета – вечёрка), предложению (перекати поле – перекати-поле).

Словообразовательное средство – это приставки, суффиксы, постфиксы, соединительные морфемы, с помощью которых образуются слова. Для четкого противопоставления производящей части словообразовательному средству её обозначают в производном слове сверху. На первоначальном этапе формирования операционного умения находить производящую часть анализируемые слова записываются следующим образом: чита-тъ → чит-атель.

Общее у производящего и производного слова и есть производящая часть:

вод - а бород-а

под - вод - ный под - бород- ок

Ср.: вод - а — подводный бород- а — подбородок.

К числу словообразовательных средств относится и нулевой суффикс, «работу» которого учащиеся «увидят» в ходе сопоставления таких пар: обжига- ть — обжига -ние, вывозить — вывоз-к-а. Присоединение суффиксов -ний, -к- к основе глагола привело к тому, что производное слово стало именем существительным, обозначая отвлеченное действие. То же произошло в словах типа выходить → выход, вырезать → вырез. При такой последовательности работы учащиеся осознают роль нулевого суффикса: он преобразует глагольную основу в основу имени существительного. Аналогичные процессы происходят при образовании имен существительных со значением отвлеченного признака от основ имен прилагательных с помощью суффиксов, материально выраженных, и нулевого, не выраженного материально: высокий → выс-ота, высокий → высь; тихий - тишина, тихий – тишь и т.д.

Знакомство со словообразовательной цепочкой, когда производное слово само становится производящим, позволит сформировать у учащихся представление о синтагматических словообразовательных связях: гитара → гитарист → гитаристка.

Таким образом, словообразовательное средство – это морфема, которая используется для образования слов. Это может быть одна морфема (при-город, город-ск-ой, брить-ся) или несколько (горд-и-тъ-ся, под-осин­овик, дв-ух-этаж-н-ый), присоединяемых к производящему одновременно.

При изучении словообразования необходимо раскрыть системные связи, существующие между значимыми частями слова; специфику однокоренных слов как членов словообразовательных гнёзд; своеобразие производных слов как эквивалентов словосочетания и предложения. Между значимыми частями существуют такие явления, как многозначность, синонимия, антонимия, омонимия.

Многозначность – это способность значимой части выражать не одно, а несколько значений, которые реализуются в разных словах; так, приставка пере- имеет значения: 1) повторность действия (перечитать); 2) промежуточность, пространство между чем-нибудь, пересечение (переулок); 3) чрезмерность действия или явления (переохладиться).

С многозначностью связана омонимия значимых частей: суффикс -к- в слове заготовка имеет значение предмета, в слове вербовка – значение отвлеченного действия, в слове пианистка – значение лица женского пола, а в слове пилка – значение «маленькая пила».

Значимым частям свойственна и синонимия, когда формально различные части представляют общее значение. Так, значение «название лица по профессии, роду занятий» в русском языке реализуется суффиксами существительных: -ист (виолончелист), -щик (барабанщик), -ач (трубач)\ -щик/чик (смазчик), -тель (писатель); «название лица по месту жительства» -суффиксами -ец (вол-гоградец), -ич (москвич), -анин/чанин (гомельчанин); уменьшительно-ласкательное значение имеют такие суффиксы имен существительных: -к (щёчка), -ушк (мамушка), -ышк (солнышко), -ик (мостик), -ек (горошек), -иц (землица), -чик (заборчик) и т.д.

Противоположностью синонимии является антонимия. Она широко представлена среди эмоционально-оценочных и размерных морфем и глагольных приставок: рученька — ручища, носик — носище, прибежать — убежать, приклеить — отклеить и т.д.

С системностью значимых единиц связано такое понятие, как словообразовательное гнездо. Под словообразовательным гнездом понимается упорядоченная отношениями производности совокупность слов, характеризующаяся общностью корня.

Системные связи членов словообразовательного гнезда (их мы рассмотрим на примере словообразовательного гнезда с исходным словом зеркало) обусловлены потребностями номинации: зеркаль-ц-е зеркаль-щик

зеркал-о зеркаль-н-ый — зеркальн-о

— зеркальн-ость

Производные первой степени от основы слова зеркало предназначены для обозначения 1)того же предмета, но маленького размера (зеркальце); 2) лица, которое делает зеркала (зеркальщик); 3) признака, связанного с зеркалом (зеркальный); производные второй степени - для обозначения: 1) признака (зеркально) и 2) для обозначения отвлеченного признака (зеркальность).

Организация словообразовательного гнезда такова, что в полной мере отражает: 1) противопоставление непроизводного слова (исходного слова гнезда) производным словам (всем остальным); 2) их количественное соотношение (производных слов значительно больше, чем непроизводных); 3) специфику производящей части (чаще всего производящей основы)-базы, присоединяющей словообразовательные средства в процессе словопроизводства.

Производящие слова одной части речи проявляют разную сочетаемость со словообразовательными средствами, вследствие чего из возможных образований далеко не все входят в употребление. Здесь регулятором выступает норма:

чёрный чернота

белый белизна

зелёный зелень

синий синева

Богатые ресурсы словообразовательной системы русского языка позволяют писателям и поэтам создавать индивидуальные неологизмы-окказионализмы, служащие для более точного выражения понятий в художественных целях: спасибо за поздноту, сухарь совершенно не угрызабелъный; эх вы, тихари; опять под окном козлодром; Позволяет себе всё, что заблагорассудится. А «благорассудятся» ему одни только мерзости; Витька, как же ты «олукьянился» (Лукьяновы – фамилия родителей жены); она заболела коврома-нией; .. .лодки усотерялисъ в глазах моих (Ф. Достоевский) (примеры взяты из книги В. Н. Виноградовой).

3. Принципы методики изучения словообразовательных понятий

При изучении словообразования действуют общеметодические и частнометодические принципы.

1. Экстралингвистический принцип на уроках словообразования реализуется тогда, когда анализируются рисунки предметов, в названиях которых присутствуют "размерные" суффиксы (домище - домик, ручища -ручка, сапожище - сапожок и т.д.); суффиксы со значением «профессия, род деятельности лица» (библиотекарь, шахматист, флейтист, контролёр и др.); «лицо женского пола» (учитель - учительница, поэт - поэтесса, певец -певица и др.); «невзрослость животного» (слон - слонёнок, волк - волчонок, тигр - тигрёнок и т.д.); «собирательность» (ельник, березняк, малинник и т.д.).

2. Функциональный принцип выявляет себя в процессе наблюдения над структурой слова, в которой значимые части выполняют разные функции.

Корень – обязательная часть слова – в большинстве случаев является носителем его основного лексического значения (рука, ручка, ручища, наручники, ручной, приручить и др.).

Приставка – часть слова, располагающаяся перед корнем, привносит в лексическое значение производного слова, не меняя частеречевой принадлежности производящего, конкретную семантику: «движение изнутри наружу» (выехать, выбежать, вылететь); «близость» (пригород); «совместность» (соавтор); «чрезмерность» (переохладиться, перегреться) и т.д.

Суффикс – значимая часть слова, следующая за корнем, характеризуется

многофункциональностью. Одни из суффиксов участвуют в образовании слов;

при этом производное слово может быть той же части речи, что и производящее, и может входить в иной лексико-грамматический класс слов (синий, синенький; синий, синева, синеть). Другие суффиксы образуют грамматические

формы слов (добрый - добрее, приехать - приехал, рисовать - рисующий, рисовавший, рисуемый, рисуя, нарисовать - нарисованный, нарисовав, быстро - быстрее). Суффиксы первой разновидности словообразовательные, второй – формообразовательные.

Окончание – показатель грамматической формы слова – служит для связи слов в словосочетании и предложении. Специфика флексии – выражение чаще всего комплекса морфологических значений: куп-им (изъявительное наклонение, будущее время, I лицо, множественное число), грустн-ая (именительный падеж, единственное число, женский род) песня.

Что касается текстообразующей функции, то речь прежде всего должна идти о роли однокорневых слов, которые, будучи связанными с темой текста наиболее точно, представляют авторский замысел:

«Писательство – призвание. Само слово призвание родилось от слова зов. Человека никогда не призывают к ремесленничеству. Призывают его только к выполнению долга и трудной задачи. Но велению призвания, призывного голоса собственного сердца, во имя своего внутреннего побуждения человек может совершать чудеса». (По К. Паустовскому.)

У производных существительных иная роль в тексте: они преобразуют содержание предшествующего предложения, превращая его в известное, делая предметом речи последующего предложения, в котором об известном сообщается новая информация. Так обеспечивается смысловая связь между предложе-ниями, что является одним из способов развёртывания темы текста:

О покорении космоса народ мечтал давно. И вот мечта сбылась. Весь мир услышал, что человек полетел в космос. Все в мире узнали о первом полёте человека к звёздам и ждали, когда он возвратиться на Землю. Возвращение космонавта стало праздником победы разума человека над природой.

3. Структурно-семантический принцип действует на словообра­зовательном уровне и обнаруживается в процессе сопоставления структуры и значения производных и производящих слов, имеющих формально близкие части, обладающие и содержательной общностью. Сопоставление слов в парах позволит установить словообразовательное значение выделенных морфем (значимых частей):

имена существительные: гимнаст – гимнастка, писатель –писательница, почтальон - почтальонша («женский пол»), верблюд – верблюжонок, галка - галчонок, стриж - стрижонок («невзрослость»); комната - комнатка, стол -столик, замок - замочек ("уменьшительность"); волк - волчище, дом - домина («увеличительность»); солома - соломина, жемчуг - жемчужина, горох - горошина («единичность»); лист - листва, осина - осинник, студент - студенчество («собирательность»);

имена прилагательные: синий - синеватый, голубой - голубоватый («небольшая степень качества»); худой - худющий, высокий - высоченный («большая степень качества»); логичный - алогичный, толковый -бестолковый, рациональный - иррациональный, глубокий — неглубокий («отрицание качества»);

глаголы: прыгать - прыгнуть, толкать - толкнуть, кричать – крикнуть («однократность совершения действия»); создать - создавать, переделать – переделывать, решить – решать («многократность совершения действия»); бежать – прибежать, подбежать, добежать («приближение», «присоединение»); гнать – выгнать, изгнать («направление наружу»); сыпать – всыпать («направление внутрь»); стелить – подстелить («направление вниз»); плыть – всплыть («направление вверх»); говорить – отговорить ("конец действия»); говорить – проговорить, приговорить («совершать действие в ограниченный промежуток времени»); делать – переделать, конструировать реконструировать («вторичность, повторность действия») и др.

4. Принцип межуровневых и внутриуровневых связей позволяет обнаружить взаимодействие словообразования:

а) с лексикологией, особенно с той её частью, которая исследует
лексическую семантику (в русском языке существуют такие слова, значение
которых

равно сумме значений составляющих их морфов: домик - "маленький (суффикс - -ик) дом", запеть - "начать (приставка за-) петь", колоннада "совокупность" (суффикс -ад-) колонн и т.п.");

б) с фонетикой, объясняющей видоизменения значимых частей
слова позиционными и историческими чередованиями звуков (косить -
косьба:[кас'] [каз'; песок - песчаный: о//0, к//ч;

в) с морфологией, закрепившей за словообразовательными
формантами сферу функционирования в пределах определенного лексико-грамматического класса слов (суффиксы -тель, -чик, -ач, -ец и др. образуют имена существи тельные: -чив-, -лив-, -ск- имена прилагательные; -с/-, ы/-, -ыва-/-ива, -ова-/-ева— глаголы и т.д.;

г) с синтаксисом, регламентирующим те или иные
предложенческие позиции (например, отвлеченное имя существительное в
позиции подлежащего не сочетается с глаголом конкретного физического действия: волнение прибежало, красота вздрогнула);

д) с теорией текстообразования (уже говорилось о роли
однокорневых слов, отвлеченных и собирательных существительных как о средствах развёртывания темы текста и их участии в связи предложений в тексте.

5. Нормативно-стилистический принцип раскрывает правила сочетаемости "производящей части со словообразовательными средствами. Так, основы слов гигант, великан, колосс не соединятся с суффиксами со значением уменьшительность", а основы слов микроб, бацилла, вирус - с суффиксами со значением "увеличительность". Суффиксы со значением "невзрослость", "женскость" присоединяются только к основам одушевленных существительных (хотя не ко всем; ср. невозможность присоединения суффикса "женскости" к основам таких существительных, как борец, глупец, делец, подлец, хитрец, храбрец и др.). Отвлеченные имена существительные образуются присоединением суффиксов, в том числе и нулевых, к основам глаголов и имён прилагательных (чтение, борьба, плавка, ход, доброта, синева, бодрость, крутизна, высь).

В слово- и формообразовании действует и такое правило: к основе, за­канчивающейся на стечение согласных, присоединяется значимая часть, начинающаяся с гласного звука: холст - холщовый, серебро - серебряный, добрый -добряк и т.д.

Для выражения одного и того же значения можно использовать синонимичные словообразовательные форманты, уместные в определенной речевой ситуации: хождений — ходьба — ход; убогость — убожество; старик — старец — старичок — старикашка — старичишка; внештатный — сверхштатный; алогичный — нелогичный; вымазать — измазать — перемазать и т.д. В таком случае возникает проблема дифференциации языковых средств стилистически нейтральных и стилистически маркированных; ср.: читальня (нейтральное) и читалка (разговорно-просторечное); операционная и операционка; двадцать (рублей) и двадцатка; пожарный и пожарник; анатом (нейтральное) и анато-мик (специалист, преподаватель анатомии - разговорное).

Некоторые суффиксы придают словам более сильный разговорно-фамильярный оттенок: -аг(а) {штормяга), -уг(а) (ворюга), ~ух(а), -ах(а), ~ох(а) (ком-натуха, деваха, бабёха); -енци{я) (бумаженция), -от(а) (скукота). На противоположном полюсе находятся книжные словообразовательные средства: -(е)ни[й-э], -ти[й-э] (напряжение, всплытие); -аци[й-а реставрация); -к(а) (варка и др.; техническая терминология); -ость (отчужденность); -ств(о) (народничество); -изм (оптимизм); -ик(а) (символика); анти- (антитела); сверх-(сверхдальний); -изова(ть), -ирова(ть), -изирова(ть) (классифицировать); -ова(ть)/-ева(ть) (бичевать), -ствова(ть) (усердствовать); де-, дис- (денационализировать, дисквалифицировать); ре- (реорганизовать); со-, воз-, из-, пред-(сопереживатъ, вознести, излить, предвидеть) и др.

Решение словообразовательных задач и правильное выделение значимых частей в слове требуют учета исторических изменений, последствия которых сохранились в современном русском языке в виде исторических чередований. Такой подход к фактам языка обеспечивает исторический принцип их изучения.

На уроках русского языка в средней общеобразовательной школе исторический принцип представлен сведениями об этимологии слова для решения практических (чаще орфографических) задач, а также перечнем исторических чередований, которые сопровождают слово- и формообразование:

б п в ф г к х ц д т з с л н р м
б’ п’ в’ ф’ г’ к’ х’ ч д’ т’ з’ с’ л’ н’ р’ м’
бл’’ пл’ вл’ фл’ ж ч ш ж ч ж ш мл’
жд’ щ
жд

(Таблица взята из кн.: Лопатин В. В. и др. Современный русский язык. Теоретический курс. Словообразование. Морфология / Под ред. Иванова В. В.М, 1989. С. 12.)

Перечни подобного рода не запоминаются учащимися, но должны быть доступны для восприятия при выполнении тренировочных упражнений, связанных с морфемным анализом слов. Знание исторических чередований облегчит учащимся идентификацию значимых частей: свет, свет-ить, свеч-а, освещение; наград-а, наград-итъ, награж-у, награждение, награжд-ать; по-куп-ка, куп-ить, купл-ю.

При изучении словообразования действуют и частнометодические принципы. Главный из них - опора на сопоставление синтеза и анализа слова. Для реализации данного принципа необходимо сопоставлять словообразовательный и морфемный анализы слова, не смешивая их; выявляя структуру слов, устанавливать способы их образования и, рассматривая способы образования слов, устанавливать их структуру; ориентировать учащихся на использование сформированных операционных умений для самоконтроля. Ср.: солома — солом-ин-а — соломин-к-а и пыль — пыл-инк-а; следовательно: солом-ин-к-а, но пыл-инк-а; увлажнить — увлажни-телъ —увлажнителъ-н-ый и восхитить — восхити-тельн-ый; следовательно, у-влажн-и-тель-н-ый и восхити-тельн-ый.

Действие второго частнометодического принципа — опора на мотивированность производного слова — обусловлено тем, что значение производного слова объясняется с помощью слова производящего: бригадир (тот, кто руководит бригадой), рецензент (тот, кто готовит рецензию); стаканчик (маленький стакан); весенний (имеющий отношение к весне) и т.д.

При изучении способов словообразования у учащихся вырабатывается умение устанавливать словообразовательные связи между словами, т.е. находить ближайшее слово (словосочетание, предложение), от которого непосредственно образовано данное производное слово и которым оно мотивируется (объясняется).

4. Словообразовательный разбор и разбор слова по составу. Основные методы изучения.

Цель словообразовательного разбора — установить способ образования производного слова, для чего необходимо найти производящую часть (слово, основу слова, сочетание слов) и присоединенные к ней словообразовательные средства (приставку, или суффикс, или постфикс, или их сочетание).

Начинают словообразовательный разбор с выяснения лексического словообразовательного значения производного слова, так как в его толковании присутствует ближайшее по значению однокорневое слово. Ср.: сильный (обладающий силой), обессилеть (лишиться сил); усилить (сделать сильным); усилитель (то, что усилит; нач. форма усилить): усилитель- ный (относящийся к усилителю) и т.д.

Словообразовательному разбору подвергаются производные слова в на- чальной форме, что позволяет противопоставить процесс формообразования процессам словообразования. Например: Мы переглянулись и быстрее пойти в сторону распаханного поля. Переглянулись, начальная форма - переглянуться (глянуть друг на друга); следовательно: переглянуться — глянуть (приставочно-постфиксальный способ; ср.: нет слов * переглянуть и * глянуться). Быстрее, начальная форма - быстро (наречие); следовательно: быстро — быстрый (суффиксальный способ). Распаханного, начальная форма - распахать; следовательно: распахать — пахать (приставочный способ).

Ошибки при словообразовательном разборе объясняются не только смешением словообразования и формообразования, но и незнанием некоторых закономерностей словообразовательных процессов:

1) имена существительные, обозначающие опредмеченное действие, как правило, образуются от основ глагола (копка — копать; ход — ходить);

2) имена существительные, обозначающие отвлеченный признак, образуются от основ имен прилагательных (глубина — глубокий; глубь — глубокий);

3) глаголы совершенного вида могут быть образованы от глаголов вида несовершенного с помощью приставок (приготовить — готовить, придумать — думать, убежать — бежать);

глаголы несовершенного вида образуются от основ глаголов совер шенного вида с помощью суффиксов -а-, -ва-, -ыва/-ива (решать — решить; давать — дать; перечитывать — перечитать; подпрыгивать — подпрыгнуть); производные имена существительные со значением "лицо женского пола" образуются от основ существительных, называющих лиц мужского пола, с помощью суффиксов -к-, -иц-, -есс- (белоруска — белорус; ученица —ученик, поэтесса — поэт).

При квалификации способов словообразования необходимо помнить:

1) слово, образованное одновременным присоединением к производящей части приставки и суффикса или приставки и постфикса, не имеет однокорневого слова с одной из указанных значимых частей; например: наушник — ухо; нет слов *науш- и *-ушник; разболеться — болеть; нет слов *разболеть- и *-болеться;

2) способом слияния, как правило, образуются имена прилагательные; при этом производящей частью являются словосочетания модели "наречие + прилагательное" или "наречие + причастие (дико растущие в горах цветы — дикорастущие);

3) при переходе слова из одной части речи в другую необходимо учитывать его значение, морфологические признаки и синтаксическую роль (ср.: В витрине расставлена столовая посуда и Недавно была открыта новая столовая).

Порядок словообразовательного разбора

1. Дать толкование лексического значения слова. Определить, какой частью речи является слово и найти его словообразовательное значение с помощью производного.

2. Записать и обозначить производящую часть (слово, основу слова, словосочетание), на базе которой создано анализируемое слово.

3. Обозначить производящую основу слова и части в производном слове.

4. Выявить словообразовательное средство (приставку, суффикс, постфикс), с помощью которого образовано анализируемое слово, и обозначить его.

5. Установить способ словообразования.

Образцы словообразовательного разбора

Новость - обозначает отвлеченный признак и новое сообщение. Имя существительное. Производящая часть - основа прилагательного новый -часть слова без окончания. Словообразовательное средство - суффикс -ость. Суффиксальный способ словообразования. Новость ← новый.

По-новому (жить) - обозначает признак действия. Это наречие. Производящая часть - основа прилагательного новый. Словообразовательное средство — приставка по- и суффикс -ому. Приставочно-суффиксальный способ словообразования. По-новому — новый.

Обновить - "сделать новым". Глагол. Обозначает признак как состояние. Производящая часть - основа прилагательного новый. Словообразовательное средство приставка об- и суффикс Приставочно-суффиксальный способ словообразования. Обновить ← новый.

Итак, при словообразовательном разборе в анализируемом производном слове выявляются две части: производящая часть и словообразовательное средство.

Цель разбора слова по составу - установить все значимые части, из которых оно состоит, выявить их значение и функции.

Начинают разбор слов по составу с определения части речи, к которой принадлежит анализируемое слово; является оно изменяемым или неизменяемым. Если слово неизменяемое, то все слово равно основе. В изменяемых словах находят окончания. Для правильного выделения окончания и определения его основы необходимо помнить: 1) в отдельных случаях окончания находятся не в абсолютном конце слова, а перед постфиксом: с к-ем-нибудъ, к к-ому-нибудь;, волновал-а-съ; 3) в основу слова не входят формообразующие суффиксы: -л-, -ущ-/-ющ-, -ащ/ящ-, -ш/-вш-, -ем-/-гш-, -нн-/-енн-/-т-, -а/-я и др.: собирал, собирающий, собираемый, соби-рая: 4) при наличии в словах йотовых букв различаются звуковым и буквенным составом; ср.: начинают и начцна[й-ут]; начинающий и начина [й-ущ]ий; скамья — скам [йа]. Для звукового обнаружения значимой части привлекают элементы фонетической транскрипции. Выделяя корень, нужно помнить:

1) об исторических чередованиях, которые иногда приводят к существенным звукобуквенным различиям между вариантами одного и того же корня: дышать, дыхание, вздох); 2) о видоизменениях корня, происходящих в результате усечения производящей основы, а также о наложении значимых частей друг на друга: кенгуру - кенгуренок, пианино - пианин-ный; пальто -пальтовый, Пинск — пинский; 3) о существовании связанных корней, которые не употребляются в непроизводных словах, равных корню, а всегда выступают в окружении других значимых частей: об-у-ть -раз-у-ть; улица -пере-ул-ок; 4) о присутствии в одном (сложном) слове нескольких корней: сине-красно-белый, газонефтепровод.

При обнаружении корня с целью самоконтроля приводят однокоренные, родственные слова, с одним и тем же значением: загар, гореть, загорелый; гористый, предгорье.

Вычленение приставок и словообразовательных суффиксов со­провождается привлечением одноструктурных слов. Они позволяют не только убедиться в правильности принятого решения, но и в прозрачных случаях установить значение, привносимое словообразовательными средствами в значение слова в целом: пришкольный, привокзальный, приозерный (расположен вблизи чего-то); библиотека, фонотека, картотека, видеотека (вместилище, хранилище для чего-то).

Нередко трудно разобрать слово по составу без опоры на результаты словообразовательного анализа: кисточка - это маленькая кисть, следовательно, кист-очк-а; булочка - булк-а, следовательно: булоч-к-а; заготовоч-к-а - заготовк-а - заготовить - готовить, следовательно, за-готов-оч-к-а.

Итак, разбор слов по составу - это деление его на значимые части, Для обнаружения окончания, формообразовательных суффиксов и определения

основы приводят формы одного и того же слова; для установления корня приводят однокорневые слова; для выяснения приставок и словообразовательных суффиксов привлекают одноструктурные слова. Порядок разбора слов по составу

1. Определить, какой частью речи является анализируемое слово, в какой форме оно употреблено.

2. В изменяемом слове найти окончание и/или формообразующий суф­фикс.

3. Указать основу слова и обозначить её.

4. В основе выделить корень (корни), приставки, словообразовательные суффиксы (если они есть) и обозначить их.

Образец разбора слое по составу

Наездил - глагол в форме прошедшего времени мужского рода единственного числа. Изменяется по родам и числам. Окончание нулевое (наездила). Формообразующий суффикс -л- выражает значение прошедшего времени (наездил). Две основы: 1) Основа словоизменения (синтаксическая, без окончания) - наездил; 2) основа формообразования (без формообразующего суффикса) - наезди. Корень - -езд-. Приставка - на-. Суффикс основы глагола - -и-. На-езд-и-л- .

Объездчик - имя существительное в форме единственного числа имени­тельного падежа. Изменяется по числам и падежам. Окончание нулевое. Основа слова - объездчик. Корень - езд-. Приставка - об-. Словообразовательный суффикс - -ник. Объ-езд-чик-и.

Сравнение словообразовательного разбора и разбора слова по составу

Слово

Умолчал

Молчаливый
Отмолчишься

овощехранилище

Словообразовательный разбор
начальная форма — умолчать - молчать (приставочный способ) молчаливый—молчать начальная форма -от-молчать-ся - мол-чать(пристав.-постфикс.)
Овощехран илище хранить овощи
(сложение основ с суффиксацией)

Разбор слова по составу
у-молч-ал

молч-а-лив-ый
от-молч-ишь-ся

овощ-е-хран-и-лищ-е

Словообразовательные упражнения.

Условно их можно разделить на три группы:

1) упражнения, в которых производное слово рассматривается с точки зрения системных связей по морфеме;

2) упражнения, в которых производное слово рассматривается как компонент словообразовательного гнезда;

3) упражнения, в которых производное слово рассматривается как компонент словосочетания, предложения, текста.

Целевая установка упражнений первой группы - формирование у школь­ников учебно-языковых умений вычленять в производных словах значимые части, в том числе словообразовательные средства, определять их значения и стилистическую окраску:

- разграничить данные слова с учетом значений корней-омонимов;

- распределить слова по общности значения приставок-омонимов (суф­фиксов-омонимов);

- в парах слов установить антонимичные словообразовательные средства;

- сгруппировать слова по общности значения синонимичных словообра­зовательных средств;

- найти слова, содержащие книжные словообразовательные средства; ус­тановить сферу применения таких слов;

- найти слова, содержащие разговорные словообразовательные средства, установить сферу применения таких слов;

- выделенные словообразовательные средства заменить синонимичными, стилистически маркированными; определить, в текстах каких стилей будут уместны полученные слова; и др.

Упражнениями второй группы предусматривается работа над словообра­зовательной нормой, по обогащению речи учащихся однокорневыми словами:

- к данным производящим основам подобрать сочетающиеся с ними сло­вообразовательные средства;

- установить, какие словообразовательные средства не сочетаются с дан­ными производящими частями;

определить, что объединяет слова одного словообразовательного гнез­да;

из одного словообразовательного гнезда подобрать слова, которые обозначают конкретные предметы, отвлеченные действия, отвлеченные признаки;

- назвать исходное слово для данного словообразовательного гнезда;

по представленным значениям восстановить словообразовательное

гнездо:

- маленькое что-то,

- большое что-то,

- заросли чего-то,

- сделанный из чего-то;

- по аналогии со статьями словообразовательного словаря составить сло­вообразовательное гнездо с указанным исходным словом;

подготовить учебное сообщение по тезису "Производные слова слово­образовательного гнезда могут быть истолкованы через исходное слово".

Упражнения третьей группы сориентированы на формирование речевых, в том числе коммуникативных, умений, связанных с нормативным употреблением производных слов в предложении, с их использованием в собственной речи учащихся как средства связи предложений в тексте, как средства развертывания темы текста:

- установить, с какими из данных существительных сочетаются пред­ставленные производные имена прилагательные;

- выявить, какими значимыми частями различаются данные паронимы; употребить их в сочетании с зависимыми словами;

- доказать на примере данного текста, что отвлеченные имена существи­тельные являются средством связи предложений в тексте;

- доказать, что родственные слова в тексте непосредственно связаны с его темой;

- по родственным словам определить тему будущего текста;

- в портретной зарисовке заменить описательные обороты сложными словами;

- описать какое-то явление или рассказать о событии, употребляя произ­водные слова как средство повышения информационной плотности текста.

Литература

1. Виноградова, В.Н. Стилистический аспект русского словообразования. -М,1984.

2. Вознюк, Л.В. Учебные действия школьников со словообразовательным словарем при подборе однокорневых слов // РЯШ. - 1998. - № 3. - С. 13-18.

3. Дмитриева, М. А. Словообразовательные связи и орфография на уроках русскою языка // РЯШ - 1989. - № 2. - С. 24-26.

4. Жуковская, О. А., Шаповалова Т. А. Изучение словообразования в вось­милетней школе. М., 1983.

5. Земская, Е. А. Современный русский язык. Словообразование. - М, 1973.

6. Лебедев, И.М. Лингвистический электрифицированный тренажер "Слово­образование и орфография" // РЯШ. -1989. - № 5. - С. 24-26.

7. Лопатин, В. В. и др. Современный русский язык. Теоретический курс. Словообразование. Морфология / Под ред. Иванова В. В. - М., 1989.

8. Львова, С. И. Работа с однокоренными словами в ТУ классе // РЯШ. -1986,-М 1.

9. Львова, С. И. Работа с однокоренными словами в У-У1 классах // РЯШ. -1986.-М 4.-С. 38.

10. Милославский, И. Г. Как разобрать слово: Кн. для учащихся. - М., 1993.

11. Скорнякова, М. Ф. Работа над значащими частями слова в аспекте развития речи / В кн.: Методика развития речи на уроках русского языка: Пособие для учителей. - М, 1980. - С. 90-117.