СОЦИАЛЬНЫЕ КЛАССЫ

Несмотря на то, что социальный класс является одним из центральных понятий в социологии относительно содержания этого понятия у ученых до сих пор нет единой точки зрения. Впервые развернутую картину классового общества мы находим в работах К. Маркса Можно сказать, что социальные классы у Маркса это экономически детерминированные и генетически конфликтные группы. Основой разделения на группы является наличие или отсутствие собственности. Феодал и крепостной в феодальном обществе, буржуа и пролетарий в капиталистическом обществе — это антагонистические классы, которые с неизбежностью появляются в любом обществе, имеющем сложную иерархическую структуру, основанную на неравенстве. Маркс допускал также существование в обществе мелких социальных групп, способных повлиять на классовые конфликты. Изучая природу социальных классов, Маркс сделал следующие предположения:

1. Каждое общество производит излишки пищи, жилья, одежды и других ресурсов. Классовые различия возникают тогда, когда одна из групп населения присваивает ресурсы, которые сразу не потребляются и не являются на настоящий момент необходимыми. Такие ресурсы рассматриваются как частная собственность.

2. Классы определяются исходя из факта владения или невладения произведенной собственностью. В разные исторические периоды существовали различные виды собственности (рабы, вода, земля, капитал), которые имели решающее значение в человеческих взаимоотношениях, но все социальные системы были основаны на двух антагонистических социальных классах, В современную эпоху, по мнению Маркса, существуют два основных антагонистических класса – буржуазия и пролетариат.

З. Важность изучения классов заключается в том, что классовые отношения с необходимостью предполагают эксплуатацию, одного класса другим, т.е. один класс присваивает результаты труда другого класса, эксплуатирует и подавляет его. Такого рода отношения постоянно воспроизводят классовый конфликт, который является основой социальных изменений, происходящих в обществе.

4. Существуют объект (например, обладание ресурсами) и субъективные признаки класса. Последние представляют собой факт принадлежности к классу, что не обязательно должно сопровождаться осознанием такой принадлежности или чувством политической близости с интересами своего класса. Только тогда, когда члены общества осознают свою классовую принадлежность, когда они начинают действовать сообща в интересах своего класса, можно говорить о полностью сформировавшемся социальном классе.

Несмотря на пересмотр, с точки зрения современного общества, многих положений классовой теории К. Маркса, некоторые его идеи остаются актуальными в от существующих в настоящее время социальных структур. Это в первую очередь от к ситуациям межклассовых конфликтов, столкновений и борьбы класса за изменение условий распределения ресурсов. В связи с этим учение Маркса о классовой борьбе в настоящее время имеет большое количество последователей среди социологов и политологов многих стран мира.

Наиболее влиятельную, альтернативную марксистской теорию социальных классов представляют работы М. Вебера. В отличие от Маркса Вебер выделяет иные факторы, влияющие на формирование отношений неравенства. В частности он рассматривает престиж как один из важнейших признаков социального класса. Вместе с тем он рассматривает связи между возможностями выдвижения на более высокие, привлекательные статусы и принадлежностью к социальному классу, полагая при этом, что класс представляет собой группу людей со сходными возможностями продвижения или возможностями в отношении карьеры. Так же, как Маркс, Вебер видит в качестве базового статусного распределения в обществе и основы для образования социальных классов отношение к собственности. Однако Вебер придает разделению внутри основных классов (наличию промежуточных классов) значительно большее значение, чем Маркс. Например, Вебер разделяет класс собственников и торговый класс, разбивает на несколько классов рабочий класс (в зависимости от вида собственности предприятий на которых они работают) исходя при этом из тех возможностей повышения своего статуса, которыми они обладают. В отличие от Маркса Вебер рассматривает бюрократию как класс, как необходимое звено власти в современном обществе. Вебер впервые закладывает в основу классового разделения систему стратификации; существующую в данном обществе.

Современные теории социальных классов также основаны па теории стратификации. Большинство социологов видят в отношении к собственности базовое различие тем не менее признают классобразующие такие факторы, как должностной статус, власть, престиж и др. Если, социальная страта может обозначать разделение по одному параметру, то социальный класс является не только укрупненной стратой. Во-первых социальный класс формируется на основе близости статусныхпрофилей, т.е., его основой служит ряд классовообразующих параметров, причем владение (возможность распоряжаться) ресурсами является основой классового разделения общества. Во-вторых, каждый социальный класс обладает специфической субкультурой, которая поддерживается в виде традиций, с учетом существующих социальных дистанций между представителями различных классов, а также классовым сознанием, которое становится всеобщим в рамках данного класса в условиях самоидентификации и коллективного достижения классовых интересов. В-третьих, каждый класс обладает различными социальными возможностями и привилегиями, что является решающим условием при достижении наиболее престижных и вознаграждаемых статусов.

Субкультуры социальных классов. Каждый социальный класс — это система поведения, комплекс ценностей и норм стиль жизни. Несмотря на влияние доминирующей культуры, каждый из социальных классов культивирует свои ценности модели поведения и идеалы.

В конце ХVIII и в ХIХ в. в российской деревне, а также в не которых мещанских слоях идеалом женской красоты считалась достаточно полная, ширококостная женщина с пышными формами., румянцем на лице, пышущая здоровьем, которая в достаточной степени функционально подходила к сельской работе и работе по дому. В то же время идеалом женской красоты у дворянства была хрупкая, утонченная женщина, немного нервная, с тонкими пальцами и бледным лицом. Очевидно, что такая женщина просто не могла постоянно заниматься физическим трудом и своей интересной бледностью напоминала жителей Петербурга — столицы России того времени.

Это только один штрих, который говорил об огромной социальной дистанция между высшими и низшими социальными классами дореволюционной России. Представители этих классов одевались по-разному, говорили на разных языках (низшие классы не понимали французскую речь), по-разному строили свой быт. По этим культурным элементам можно было практически безошибочно определить принадлежность к социальному классу.

В современном обществе социальная дистанция между представителями различных социальных классов сократилась. Тем не менее, в настоящее время мы наблюдаем весьма значительные различия в нормах поведения, идеях и образе жизни у различных классов нашего общества. Это находит выражение в существовании специфических отличительных культурных чертах. Например, наличие машины определенной марки, качество одежды и манера одеваться характеризуют «нового русского» как представителя возрождающегося класса собственников.

Несмотря на то, что существуют некоторые исключения, обычный ребенок из среднего класса социализируется совершенно другим способом, чем ребенок из низшего класса. Рассмотрим лить один аспект социализации — тот опыт, который объединяет амбиции, образование и повседневные привычки, и увидим, как различаются два социально-классовых мира.

Типичный ребенок из среднего класса живет в окружении образованных, культурных людей, которые правильно говорят по-русски (без применения низших диалектов и нецензурных выражений), наслаждаются серьезной музыкой, покупают интересные книги, ездят в интересные путешествия и имеют достаточно утонченные увлечения. Этот ребенок окружен личностями с определенными, довольно высокими амбициями, личностями которые работают, не думая о заработной плате, которые борются за свой престиж Его знакомят с успехами родителей, бабушек и дедушек, передают ему связи и друзей. Это для ребенка становится естественным, он стремится добиться подобного положения в мире. Когда такой ребенок идет в школу, то видит там учителя, чья речь, одежда, манеры и нормы поведения соответствуют тем, к которым он привык. Входе обучения ребенок имеет дело с давно знакомыми предметами: картинами, книгами, географическими картами, поэтому легче осваивает школьные предметы. Учителя считают его понятливым и способным учеником, и ребенок относится к школе как к интересному и вполне достойному месту. Кроме того, он видит пример собственных родителей и родственников, которые получили хорошее образование и сделали карьеру. Таким образом, ребенок легко и естественно усваивает нормы поведения и идеи своей классовой субкультуры.

Ребенок из низшего социального класса растет в совершенно иной культурной среде. Его родители, родственники и знакомые часто употребляют крепкие выражения, их речь по форме в значительной степени отличается от речи представителей высших классов. Как правило, такой ребенок живет в тесной квартире, где происходят скандалы, часто употребляются спиртные напитки. В его доме практически не читают книг, а эстетические нормы крайне примитивны. Очень часто бывает так, что родители с ребенком не занимаются, основные нормы поведения он усваивает на улице, общаясь с подобными себе. Очевидно, что, обучаясь в школе, ребенок из низшего класса и его учителя изначально не могут найти общего языка, так как первичная социализация в семье не дает ребенку такой возможности. Вместе с тем у такого ребенка нет определенности в отношении своего будущего, он не воспитан на примерах карьеры своих близких и часто не понимает необходимости хорошо учиться. Учителя начинают считать его неспособным и уделяют меньше внимания. В итоге культурная дифференциация между представителями различных социальных классов, начиная с детства, постоянно углубляется, растет социальная дистанция, основанная на культурной доминанте.

Влияние общества на поведение низших классов. В каждом обществе существуют социальные роли, связанные с выполнением неприятной, опасной, грязной или низкопрестижной работы. Очень часто в этих случаях используется специальное вознаграждение – почет для солдата, денежные вознаграждения для работников, связанных с радиоактивным излучением, вредным производством и т.д. Однако с помощью вознаграждений не удается решить проблему заполнения непривлекательных статусов. В связи с этим каждое современное общество создает много возможностей для принуждения в отношении заполнения таких статусов. Так, весьма распространенным является комбинирование низкой культуры, ограничений в образовании и дискриминаций в отношении устройства на работу. Такие условия делают многих представителей низших классов не способными принимать участие в конкуренции за достижение наиболее привлекательных статусов. Этот результат может быть в известной степени неосознанным, но тем не менее, реальным. Низшие классы в данном случае могут, например, представлять собой резервную армию труда для статусов, связанных с непривлекательной деятельностью и непрофессиональной работой. Особенно часто такое положение проявляется в моменты массовой безработицы или падения уровня производства. К сожалению, в современном обществе бывают ситуации, когда невозможно обойтись без резервной армии труда, без привлечения представителей низшего класса на не привлекательные статусы.

Вместе с тем общество всегда предоставляет возможность для подъема представителей низшего класса на более высокие и привлекательные статусы, что позволяет избежать социальные конфликты, обеспечивает гармоничное развитие общества. Это выражается в предоставлении права наиболее талантливым представителям низших классов занимать более высокие социальные статусы. Одновременно современное общество стремится избавиться от первопричины такого неравенства в возможностях заниматься интересной и привлекательной деятельностью, Так, во многих обществах происходит снижение количества непривлекательных статусов за счет механизации и автоматизации, а также путем изменения социальной политики в отношении престижа и вознаграждения.

Модели классовой структуры общества. В настоящее время существует большое количество моделей классовых структур, причем социологи сейчас приходят к мнению, что в современном обществе основа этих структур остается неизменной, а меняются лишь от дельные структурные единицы в зависимости от культурных, экономических, структурных и других особенностей каждого общества. При этом определение классовых позиций индивидов осуществляется с помощью сложных индексов, оценивающих позиции индивида по многим измерениям (в нашем случае это статусный профиль).

Среди моделей стратификации принятых в западной социологии, наиболее известным следует считать модель У. Уотсона, которая явилась результатом исследований, проведенных в 30-х годах в США. Следует сказать, что все современные западные модели классовой структуры общества в той или иной степени содержат элементы модели Уотсона.

При проведении исследования Уотсон и его коллеги первоначально ориентировались на достаточно простую трехзвенную систему классового разделения общества высший класс, средний класс, низший класс. Однако результаты исследования показали, что целесообразно внутри каждого из этих укрупненных классов выделить промежуточные классы. В итоге модель Уотсона приобрела следующий окончательный вид:

1. Высший-высший класс составляют представители влиятельных и богатых династий, обладающих весьма значительными ресурсами власти, богатства и престижа в масштабах государства, Их положение столь прочно, что практически не зависит от конкуренции, падений курса ценных бумаг и других социально-экономических изменений в обществе. Очень часто представители этого класса даже не знают точно размеров своих империй.

2. Низший-высший класс составляют банкиры, видные поли владельцы крупных фирм, которые достигли высших статусов в ходе конкурентной борьбы или благодаря различным качествам. Они не могут быть приняты в высший-высший класс, так как либо считаются выскочками (с точки зрения представителей высшего-высшего класса), либо не имеют достаточного влияния во всех областях деятельности данного общества. Обычно представители этого класса ведут жесткую конкурентную борьбу и зависят от политической и экономической ситуаций в обществе.

З. Высший-средный класс включает в себя преуспевающих бизнесменов, наемных управляющих фирмами, крупных юристов, врачей, вы дающихся спортсменов, научную элита. Представители этого класса не претендуют на влияние в масштабах государства, однако в довольно узких областях деятельности их положение достаточно прочно и устойчиво. В своих областях деятельности они обладают высоким престижем. О представителях данного класса обычно говорят как о богатстве нации.

4. Низший-средний класс составляют наемные работники — инженеры, средние и мелкие чинов преподаватели, научные работники, руководители подразделений на предприятиях, высококвалифицированные рабочие и т.д. В настоящее время этот класс в развитых западных странах наиболее многочисленен. Основные его устремления — повышение статуса в рамках данного класса, успех и карьера. В связи с этим для представителей данного класса очень важным моментом является экономическая, социальная и политическая стабильность в обществе. Выступая за стабильность, представители этого класса являются основной поддержкой существующей власти.

5. Высший-низший класс составляют в основном наемные рабочие, которые создают прибавочную стоимость в данном обществе. Являясь во многих отношениях зависимым от высших классов в отношении получения средств к существованию, этот класс на протяжении всего времени своего существования боролся за улучшение условий жизни. В те моменты, когда ею представители осознавали свои интересы и сплачивались для достижения целей, условия существования их улучшались.

6. Низший-низший класс составляют нищие, безработные, безработные, иностранные рабочие и другие представители маргинальных групп населения.

Опыт использования модели Уотсона показал, что в представленном виде она в большинстве случаев неприемлема для стран Восточной Европы и России, где в ходе исторических процессов складывалась иная социальная структура, существовали принципиально иные статусные группы. Однако в настоящее время, в связи с изменениями, происшедшими в нашем обществе, многие элементы структуры Уотсона могут быть использованы в ходе изучение состава социальных классов России. Например, социальная структуру нашего общества в исследованиях Н.М. Римашевской выглядит следующим образом:

1. «Общероссийские элитные группы», соединяющие обладание собственностью в размерах сопоставимых с крупнейшими западными состояниями, и средствами властного влияния на общероссийском уровне.

2. «Региональные и корпоративные элиты», обладающие значительными по российским масштабам состоянием и влиянием на уровне регионов и секторов экономики.

3. Российский «верхний средний класс», обладающий собственностью и доходами, обеспечивающими западные стандарты потребления, притязаниями на повышение своего социального статуса и ориентирующийся на сложившуюся практику и этические нормы хозяйственных взаимоотношений.

4. Российский «динамический средний класс», обладающий доходами, обеспечивающими удовлетворение среднероссийских и более высоких стандартов потребления, относительно высокой потенциальной адаптированностью, значительными социальными притязаниями и мотивациями, социальной активностью и ориентацией на легальные способы ее проявления.

5. «Аутсайдеры», характеризующиеся низкой адаптацией и социальной активностью, невысокими доходами и ориентацией на легальные способы их получения.

6. «Маргиналы», характеризующиеся низкой адаптацией и асоциальными и антисоциальными установками в своей социально-экономической деятельности.

7. «Криминалитет», обладающий высокой социальной активностью и адаптацией, но при этом вполне рационально действующий вопреки легальным нормам хозяйственной деятельности.

Как можно заметить, модель Римашевской во многих чертах схожа с моделью Уотсона. Прежде всего, это отмечается в отношении значения «динамического среднего класса», который находится в стадии формирования, что во многом влияет на существование значительной социальной нестабильности в современной России. Римашевская подчеркивает этот момент развития российского общества: «Если удастся поддерживать такой тип социальной динамики, ориентировать его на постепенный перевод социальных ожиданий в соответствующие статусные позиции, уровень доходов, то это будет означать, что «динамический средний класс» начнет трансформироваться в классическую опору стабильности и социального порядка» [24, с. 44].

В заключение можно сказать, что социально-классовая структура строится на основании неравенства с учетом такой характеристики, как гетерогенность. Система неравенства формируется исходя из базовых параметров общества, к которым относятся доход, происхождение, должность, власть, образование и другие ранговые показатели. Близость социальных статусов приводит к образованию социальных слоев, которые помимо разницы в вознаграждениях имеют разные установки, нормы поведения, идеалы и т.д.

Социальные слои можно объединить в социальные классы, которые обладают определенным отношением к средствам производства, собственной субкультурой и возможностями для занятия более привлекательных социальных статусов. Классовая структура общества обладает уникальными специфическими чертами и подвержена изменениям в ходе общественного развития.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + 1 =